§ 7. Структура апракосного текста

{{18}}Апракосы в своей синаксарной части состоят из последовательно расположенных отрывков новозаветного текста. Каждый отрывок обычно начинается киноварным инициалом и сокращенным указанием на время чтения его за богослужением, это указание также пишется киноварью. В нем сообщаются день недели, номер недели, имя евангелиста, иногда номер главы (о делении на главы см. § 15). Поскольку имя евангелиста служит указанием на календарный период, дальнейшие уточнения излишни, поэтому они отсутствуют в цикле Ин. от Пасхи до Пятидесятницы и в цикле Лк. от Нового лета до Недели мытаря и фарисея. Однако в цикле Мф. обязательно указывается порядковый номер недели от Пятидесятницы (например, нѣд ҃И по ҃Н ) и обязательно отмечается период Великого поста. В месяцесловной части апракосов указываются месяц, число и память святого или события, затем следует указание на тот новозаветный пассаж, который должен читаться, причем самый текст приводится не всегда, но обязательно выписываются начало чтения (инципит) и, реже, конец чтения.

Между зачалами и по преимуществу в месяцеслове добавляются антифоны, прокимны, аллилуарии, причастны (чаще всего псалтырные стихи), тропари.

Отдельные отрывки Евангелия, называемые зачала, вводятся шестью различными формулами (взятыми из текста евангельского повествования):

(1) въ врѣмѧ оно — греч. τῷ καιρῷ ἐκείνῷ,

(2)  рече господь своимъ ѹченикомъ — εἷπεν ὁ κύριος τοῖς ἑαυτού μαθηταῖς,

(3) рече господь пришедшимъ къ немѹ иѹдеомъ — εΐπεν ό κύριος προς τους έληλυθόντας προς αυτόν ιουδαίους,

(4) рече господь вѣровавшимъ емѹ иѹдеомъ - εἷπεν ὁ κύριος πρὸς τοὺς πεπιστευκότας αύτῷ ἰουδαίους,

(5) рече господь - εἷπεν ὁ κύριος,

(6) рече господь притъчю сию - εἷπεν ὁ κύριος τὴν παραβολήν ταύτην (cp. Prolegomena 1933, p. 84).

{{19}} В Апостоле-апракосе формулы следующие: во дьни оны (для Деяний), братие, чадо Тимофею, чадо Тите (для Посланий), возлюблении (для 1 и 2 Пет.) (см. Лихачева 1976, с. 434).

Следует иметь в виду, что применение той или другой формулы подвержено колебаниям (см. Алексеев 1985а), точно так же в некоторых списках на известные дни приходятся иные зачала, чем во всей литургической традиции. Иногда изменяются и границы читаемых за богослужением пассажей. Так, например, чтение 9-го понедельника в цикле Нового лета состоит в Дбл., л. 906, из стихов Лк. 14:1, 12—15, что корректно, а в Мст. — из стихов 14:1, 7—15. Ошибка в Мст. обязана тому, что стихи 7 и 12 имеют тождественное начало: глаголаше же к зъвавъѹмѹ и. Такова же ошибка при определении границ чтения 7-го четверга Нового лета (Лк. 11:43—12:1), которое в Мст. начинается стихом 47. Как и в предыдущем случае, ошибка связана с homoioarchaeon'oм: лютѣ вамъ книжьници и фарисеи. Такого рода ошибки могут быть объяснены тем, что выборка пассажей делалась из полного текста по указаниям лекционарных таблиц.

Начало текста, непосредственно примыкающее к вводной формуле, подвергается, как правило, лексико-грамматической переделке, которая выражается следующими основными чертами: 1) личные и указательные местоимения заменяются именами, 2) к глаголу прибавляется субъект и объект действия, 3) заменяются, прибавляются или опускаются некоторые союзы и наречия. В результате в богослужебных текстах появляются вариации, четьим текстам неизвестные, некоторые из них легко определяются как специально богослужебные. В своем большинстве они унаследованы славянскими текстами от греческих оригиналов.

Вот характерный пример из Саввиной книги, где дважды читается стих Мф. 26:57 с заметными различиями: они же имъше иса ведошѧ Сав. 97а = οἱ δὲ κρατήσαντες τὸν Ἱησοῦν ἀπήγαγεν TR, воини имъше иса ведошѧ и Сав. 111 б = οἱ στρατιώται κρατήσαντες τὸν Ἱησοῦν ἀπήγαγον (Prolegomena 1933, ρ. 123). Первая цитата взята из вечерней службы Страстного четверга, когда читается Мф. 26:40—75, так что стих 57 находится в середине чтения. Вторая цитата взята из службы утрени в Страстную пятницу, когда этим стихом открывается чтение 3-го страстного Евангелия. Стих следует за 1-й вводной формулой и подвергается необходимой переделке содержательного характера. Между прочим, доступные источники греческого новозаветного текста не дают соответствия местоимению и, которое читается здесь и в Ас. 101с. Это местоимение по своему характеру выглядит типично литургической добавкой, вносящей пояснение в контекст, можно полагать, что при более тщательных поисках в греческих лекционариях отыщется дополнение αὐτόν. Примеры сходного рода перестроек текста Апостола-апракоса на границах зачал приводит О. П. Лихачева (1976, с. 434—435).

Необходимо, однако, отметить, что вследствие взаимовлияния служебных и четьих текстов типично служебные чтения оказываются иногда принадлежностью четьих текстов, что можно наблюдать и на греческом, и на славянском материале. Например, Мк. 1:35 въставъ изиде исъ и иде Сав., Ас., ОЕ имеют характерную для служебных текстов добавку в виде имени Иисуса, в греческих источниках она закономерно представлена в лекционарии (Lakes 1933, р. 159), но отсутствует в тетре. Но эту же добавку имеет четий текст Марн.

{{20}}Наличие служебных чтений в составе славянского тетра не обязано непременно влиянию славянского апракоса, греческий тетр также испытывал влияние лекционария и включил в себя часть специальных чтений (см. Prolegomena 1933, р. 18—19). Б. Метцгер (Metzger 1944, р. 15—16) приводит список 19 мест, в которых греческий текст подвергся влиянию лекционария. Этот список составлен на сравнительно небольшом материале евангельских чтений на субботы и воскресенья Нового лета. Некоторые из них нашли отражение в Марн. (но не Зогр.): в 7 случаях это выразилось прибавкой имени ииусъ (Лк. 4:31, 5:1, 7:11, 9:1, 10:25, 13:10, 19:1), а в одном случае прибавкой целого пассажа мънози бо сѫтъ зъвании мало же избъраныхъ (Лк. 14:24).

С другой стороны, не все специфические лекционарные варианты отражаются в древнейших славянских апракосах. Ср.: Лк. 10:32 и видѣвъ мимоиде ОЕ = καὶ ἰδὼν ἀντιπαρῆλθεν TR, и видѣвъ и мимоиде Сав., Ас., Вук., Марн., Зогр. = καὶ ἰδὼν αυτόν etc., lect. (Metzger 1944, p. 81), Μκ. 2:8 ѣко тако помышлѧѫтъ въ себѣ Ac. = ὅτι οὕτως διαλογίζονται ἐν ἑαυτοῖς TR, яко тако ти помышлѣѫъ в себѣ Сав., ОЕ, Вук, Марн, Зогр. = ὅτι οὕτως αὐτοί etc., lect. (Lakes 1933, p. 159, Prolegomena 1933, p. 117).

Текстовые варианты лекционария, лишь от случая к случаю включаемые в критические издания греческого новозаветного текста, позволяют между тем объяснить многие особенности славянских текстов. Вот несколько примеров из славянских рукописей.

Лк. 2:10 отъпѹщати на земи грѣхъ Сав., Ас., Вук., Марн., Зогр. = TR, на земли отъпѹщати грѣхъ ОЕ = lect. (Lakes 1933, p. 159, Prolegomena 1933, p. 117).

Лк. 5:30 ѣсте и пиѥте ОЕ, Марн. = TR, ѣстъ и пиетъ Ас., Зогр. = lect. 1663 (Metzger 1944, p. 75).

Лк. 8:27 иже имѣ бѣсы ОЕ, Марн. = TR, бѣсъ Сав., Ас., Вук., Зогр. = lect. С 947 (Metzger 1944, р. 78).

Лк. 5:57 идѫщю исви пѫтьмъ Сав. = πορευομένου lect. 12, 80, бысть идѫщѹ Ас., ОЕ, Вук. = ἐγένετο πορευομένου lect. 32, 1633, 1663, С 947 (Metzger 1944, p. 81).

Лк. 13:15 отъвѣща ОЕ = TR, отъвѣщавъ Сав., Ас., Вук. = lect. 32 (Metzger 1944, p. 81).

Лк. 13:15 гь рече Ас., ОЕ, Вук., Марн. = TR, ис рече = lect. 1627, 1663, С 947 etc. (Metzger 1944, p. 82).

Принципиальное значение имеет то обстоятельство, что текстовые различия характеризуют не только одно и то же чтение греческого лекционария в его разных списках, но и повторяющиеся на разные дни чтения в составе одного и того же списка. Особенно велики различия в том случае, если чтение повторяется в синаксаре и месяцеслове. Например, отрывок Лк. 9:51—56, читаемый в греческом лекционарии в 5-й четверг Нового лета, имеет 8 отличий от Textus receptus, он же в месяцеслове под 16 августа на память мученика Диомида имеет 4 отличия от Textus receptus, из которых ни одно не совпадает с отличиями 5-го четверга (Prolegomena 1933, р. 16). Таким образом, лекционарии следует изучать от чтения к чтению, и повторяющиеся чтения в одной рукописи сравнивать с чтениями соответствующего дня в другой, это же справедливо при сравнении перевода и оригинала. Как известно, в сирийском лекционарии, также переведенном с греческого оригинала, дело обстоит {{21}}подобным же образом (Metzger 1969, р. 218). Правда, большое количество этих текстовых вариаций, заключающихся в наличии или отсутствии артикля, итацизме, морфологических и словообразовательных колебаниях, не может отразиться в переводе. Зато другие передаются вполне точно. Приведем несколько примеров из Саввиной книги, где различия в повторяющихся чтениях особенно заметны.

 

Мф. 26:59 съборъ всь Сав. 97 = τὸ συνέδριον ὅλον TR, всь съньмь, Сав. 1116 = ὅλον τὸ συνέδριον lect. (Prolegomena 1933, p. 123), — отвлекаясь от лексического различия, отметим перемену в словопорядке.

Ин. 17:1 вьзрѣвъ ис <...> и рече Сав. 256 (7-е воскресенье после Пасхи) = ἐπάρας ὁ Ἰησούς,... εἶπε lect. (Prolegomena 1933, p. 90), глагола исѹс и вьзведе (очи) СК 107 (1-е страстное Евангелие) = ἐλάλησεν ὁ Ἰησούς καὶ ἐπῇρε TR. Здесь отметим изменение порядка при описании действий. Союз и в первом случае — добавка переписчика; случаи подобной «некорректной» постановки союза между причастием и глаголом хорошо известны.

Ин. 19:6 глѫще распьни распьни Сав. 114 (4-е страстное Евангелие) = λέγοντες σταύρωσον, σταύρωσον TR, глѫще вьзми вьзми распьни Сав. 1286 (Воздвижение) = λέγοντες: ἄρον, ἄρον, σταύρωσον lect. (Prolegomena 1933, p. 130). OE и Вук. дают аналогичное соотношение чтений, Ас. в чтении на Воздвижение приводит текст по TR. Такого рода различия в тексте должны изучаться прежде всего текстологически, всякая иная интерпретация может быть ошибочной. Например, не приняв во внимание греческого текста, Ε. Μ. Верещагин (1972, с. 58) объясняет их как творческие новации переводчика.

 

Hosted by uCoz