§ 18. Структура текста в толковом типе

{{34}}В славянской письменности отсутствует рамочное построение, наиболее распространенное в греческих и латинских источниках, когда библейский текст пишется в середине листа или разворота, а толкования окружают его со всех сторон.

Параллельное расположение в два столбца библейского текста и толкований на него встречается, как кажется, лишь в Толковой псалтыри псевдо-Афанасия Александрийского, начиная с ее древнейших списков — Евгеньевской псалтыри XI в. (БАН 4.5.7), Болонской (Universita di Bologna, 2499) и Погодинской (РНБ, Пог. 8) псалтырей XIII в.

Основным для славянской письменности способом расположения толкований являются так называемые «широкие катены», когда библейский текст и толкования на него чередуются на листах рукописи. Отрывки, на которые разбит библейский текст (перикопы), могут быть больше или меньше, согласно намерениям толкователя. Они либо написаны киноварью, либо только начинаются киноварным инициалом. В последнем случае на полях почти обязательно располагаются леммы сущее, лежащее, пророк, сокращенное название толкуемой библейской книги или только номера библейских перикоп. Толкования начинаются киноварным инициалом и отмечаются на полях леммами толк, тълк, тлък, сказ, именем экзегета, которому принадлежит данное толкование, или номером, совпадающим с номером библейской перикопы.

Библейский текст в толковом типе может быть представлен не полностью, с большими или меньшими лакунами. В то же время некоторые пассажи могут повторяться и цитироваться неоднократно. Вот, к примеру, количественная характеристика библейского текста Песни по ее толковому переводу: полностью отсутствуют 4 стиха, отсутствуют части 33 стихов, из состава толкований не выделены части 7 стихов, части 3 стихов приведены дважды (Алексеев 1988). Что касается самих толкований, то в таких условиях среди них могут находиться комментарии на отсутствующие части библейского текста, отдельные комментарии оказываются не на своем месте.

Библейский текст в толковых переводах отражает особенности непосредственного греческого источника, который находился в руках переводчика толкований. Так, стих 2:11 в толковом переводе Песни имеет следующий вид: дъждь отиде и иде въ себе. Обычный греческий текст ἐπορεύθη ἑαυτῷ не дает объяснения для предлога в славянском переводе, между тем он находит себе обоснование в том греческом тексте Песни, которым пользовался Филон: ἀπῆλθεν ἑαυτῷ и который мог быть прочтен ἀπῆλθε ἐν ἑαυτῷ.

Сам текст Св. Писания подвержен в толковых переводах влиянию толкований и может менять свой облик в зависимости от них. Так, стих {{35}} 1:9 этого же толкового перевода Песни включает в свой состав упоминание о коне: выя твоя ѧко фарь [варианты других списков фареви, фараонови] въ монистѣ, что связано с толкованиями Григория Нисского на это место: доброта коневи възвышати шию въ образѣ крѹга гордѧщасѧ, монистѹ бо памѧть явлѧеть. Стих 1:12 истечение брата моего не соответствует греч. ἀπόδεσμος «узел, пучок», но объясним из толкования Филона: абие въспоминаеть, кръвь и водѹ, истекъшюю въ страсть от ребра исоѹсова. Стих 5:5 дверемъ заключеномъ, отверзохъ азъ братѹ моемѹ самостоятельно вводит два первых слова, отсутствующих в греческом тексте Песни. Переводчик заимствует их из толкований Филона на стих 5:2 гласъ брата моего ударѧеть въ двьри, в толковании к которому говорится, что двери это Воскресение: явѣ іесть въ воскресение бо приде, двьремъ затворенъмъ. Между тем эти два слова представляют собою цитату из Ин. 20:26 приде исѹс, двьрьмъ затворенемъ, и ста посрѣдѣ и звучат на богослужении как тропарь праздника Антипасхи. Так в ветхозаветный текст через толкования вторгается текст новозаветный.

Такого рода примеры говорят о том, что установление стабильного библейского текста не предшествовало в толковых переводах истолкованию Св. Писания, а происходило в ходе перевода толкований. Следовательно, библейский текст устанавливался как результат экстраполяции на Св. Писание экзегетических представлений.

 

Hosted by uCoz