{{60}}

§ 7. Характер текстовых групп

Результаты расчетов удобно размещаются в таблице. Она должна быть упорядочена так, чтобы близкие друг другу по тексту источники располагались в ней рядом, наглядно отражая наличие текстовых групп. Если при этом рукописи с высоким процентом общих чтений будут расположены в середине группы, а с более низким — по краям, то наглядно выделятся центр текстологической группы и ее периферия. Если рукописи со смешанным текстом малочисленны, то в упорядоченной таблице они оказываются на границах текстовых групп, входя в качестве периферийного члена сразу в две группы. Наглядность таблицы носит не только иллюстративный характер, при обширном материале и большом числе источников она помогает разобраться в сложных отношениях между ними.

Текстовые группы, т. е. группы близких друг другу по качеству текста рукописей, могут возникать двояким путем. Близость текста может иметь генеалогическую причину, если рукописи восходят к общему источнику — протографу. В этом случае текстовая группа называется семьей. Для семьи может быть построена генеалогическая стемма и реконструирован архетип. Семьи рукописей редко бывают многочисленны по количеству входящих в них членов, возникают они в сравнительно ограниченный временной период.

Тождественность текста в определенной группе рукописей может быть следствием унификации текста при контроле над ним, т. е. при переписке его сразу с двух-трех антиграфов. Списки с текстом такого характера образуют извод (Лихачев 1983, с. 141) или текстовой тип (=text-type, Colwell 1969, p. 10—11, 16, 53—54, 162-—163). Построение стеммы, поиски протографа, реконструкция текста архетипа для извода невозможны. Создание извода не есть дело одного редактора, это процесс, имевший длительное существование, в нем принимало участие большое число редакторов и переписчиков. Часть рукописей, входящих в извод, образует его ядро, сердцевину, часть рукописей находится на его периферии. Лучшие, типичные представители извода, обладающие гомогенным текстом, возникают через несколько поколений рукописной традиции как результат взаимодействия различных текстов; это значит, что ранние представители извода отстоят от ядра дальше, чем рукописи, расположенные хронологически в середине традиции. Ранние представители извода не могут рассматриваться как его архетип, потому что извод восходит не к одной рукописи, а к нескольким (многим), которые по своему тексту гораздо больше отличаются друг от друга, чем рукописи, находящиеся в середине традиции, т. е. близкие к ядру извода. Текст извода не подлежит реконструкции, исследование ограничивается определением его типичных черт (Colwell 1969).

Понятие извода предполагает существование локальных разновидностей текста. Действительно, в силу большой протяженности славянских земель обращение рукописей внутри территорий, объединенных государственными владениями или церковной юрисдикцией, было более интенсивно, чем межтерриториальный обмен рукописями. По всей вероятности, существовали особые изоды евангельского текста в Сербии, Болгарии, Киевской митрополии, Новгороде. Вместе с тем очевидно, что некоторые новшества, возникнув в одном месте, постепенно распространялись и в других землях, это произошло, например, с Афонской редакцией Евангелия (см. Глава 5, § 11).

{{61}}Следует искать филологическим путем подтверждения того, что текстологическая группировка рукописей, полученная в результате калькуляций, отражает действительное положение вещей. Поэтому нужно выявить список узлов, в которых все рукописи данной группы имеют общее чтение, неизвестное за ее пределами. Такие чтения можно назвать индивидуальными чтениями группы. Сравнивая с этим списком чтения новых источников текста, привлеченных к исследованию по окончании основной работы, можно давать им сравнительно быстро текстологическую оценку и присоединять к той или другой группе. Этот метод разработан в текстологии под именем профильного метода (Wisse 1982).

В таком тексте, как Евангелие, не всегда оказывается возможно найти для той или иной группы такие чтения, которые за пределами группы не встречаются. В этом случае необходимо обращать внимание на сочетаемость, группировку разночтений. Скажем, имеется набор разночтений а, b, с, d, e, f, из них для группы А характерны чтения а, b, с, для группы В характерны чтения b, с, d, для группы С характерны чтения d, е, f, и т. д. Таким образом, каждое чтение в отдельности может встречаться в двух или нескольких группах, но определенное сочетание чтений характеризует лишь ту или иную группу. Именно это явление названо текстологическими приметами (Лихачев 1983, с. 221 и сл.).

Как показывает практика, для древнейшей или первоначальной текстовой группы не удается выделить таких чтений, которые, разделяясь всеми членами группы, были бы неизвестны за ее пределами. Индивидуальные, специфические или характеристические чтения обнаруживаются лишь у более поздних групп. Описание этой ситуации по результатам исследования Евангелия см. Алексеев 1986, Апокалипсиса — Алексеев, Лихачева 1987, Паримийника — Пичхадзе 1991. Дело, очевидно, объясняется тем, что новшества охватывают лишь часть рукописной традиции, тогда как первоначальные чтения могут наследоваться всей традицией. Для рукописей, сохраняющих первоначальный облик текста, характерно именно отсутствие новаций. Текстологическая природа древнейших групп нуждается в особом изучении. Неясно, представляют ли они собою извод (текстовой тип) или разрозненные остатки семьи.

Понятно, что в первоначальный период распространения христианства у славян списки Евангелия, тем более списки других библейских книг, не могли быть столь многочисленны, чтобы при всякой переписке можно было использовать несколько антиграфов. Однако уже в эту пору копирование осуществлялось в благоприятных условиях, поскольку новая религия находилась под государственным покровительством. Это обстоятельство должно было препятствовать той чрезмерной вариантности текста, какая наблюдается в три первых столетия существования греческого Нового Завета. С другой стороны, именно в первоначальный период славянской письменности, в IX—X вв., появились главные разновидности евангельского текста — полный и краткий Апракосы, Четвероевангелие, текстовые различия которых обусловлены их природой. Их взаимодействие могло способствовать лишь расширению вариантности. Плохая сохранность источников древнейшего периода особенно затрудняет понимание отношений между теми немногими сохранившимися рукописями той эпохи, которые до нас дошли. Не видно, чтобы они составляли семью или извод.

В принципе извод (текстовой тип) при обследовании его методом калькуляции не должен распадаться на замкнутые группы рукописей, все источники {{62}}должны обладать более или менее однородным и тождественным текстом. В этом случае задача исследования состоит в том, чтобы найти средний, медиальный, типичный текст извода в одном из его источников. Но и при господстве извода некоторые рукописи в силу случайных причин могут остаться в стороне от основного пути развития текста, они могут сохранить в более чистом виде какие-то древние этапы развития текста или даже его первоначальный облик. Обнаружение таких источников возможно, конечно, только при сплошном их обследовании, надежда на их открытие служит утешением исследователю, который, имея дело с изводом, все-таки хотел бы добраться до архетипа (ср Ерр 1974).

 

Hosted by uCoz