§ 13. Цитаты и текстология

{{69}}Функционированию цитат из библейских книг в славянских средневековых текстах уделяется сравнительно серьезное внимание. Известно, что цитаты являются важным стилевым фактором, одним из главных элементов «этикетного стиля» (термин Д. С. Лихачева), в тексте они играют роль стилистического ключа (термин R. Picchio). Литературному использованию цитат посвящены работы А. Наумова (Naumow 1983), Станчева (1981), ср. также Dujčev 1981. Обращалось внимание и на текстологическое значение цитат из Св. Писания. Уже А. В. Горский и К. И. Невоструев, изучив цитаты из ВЗ в русской летописи и в Слове митрополита Илариона, пришли к выводу о том, что эти цитаты представляют собою остатки древнего перевода, не сохранившегося в {{70}}полных списках (Описание, т. 1, с. 135; ср. Михайлов 1912, с. ССХХХІІІ— ССХХХѴ). И. Ε. Евсеев (1897, с. 152—164) собрал большое количество цитат из книги Исайи, но не смог их использовать, как намеревался, для текстологии; он лишь отметил близость одних цитат к Паримийнику, других — к толковому типу текста.

Более всего распространено изучение цитат с источниковедческой целью, когда рассматриваются вопросы: какие библейские цитаты употреблены в том или другом памятнике письменности (Станоевич, Глумац 1932; Vaillant 1957; Páclová 1976), переведены они заново или взяты из готовых переводов (Дурново 1925; Vlášek 1971; Верещагин 1977, Moszyński 1980; Bláhová 1982), к какому типу библейских текстов они относятся (Михайлов 1895а, 1895б; Погорелов 1932; Kyas 1963), каково их культурно-историческое значение (Thomson 1983). Удовлетворительный ответ сегодня может быть дан лишь на первый вопрос, для ответов на второй и третий не хватает критических изданий библейских текстов с их текстологической историей.

Существуют две возможности применения цитат из библейских книг в целях текстологии: 1) по цитатам из той или иной книги, как они представлены в памятниках письменности, выясняется ее текстологическая история; 2) если известна история текста той или иной библейской книги, то по цитатам из нее можно сделать заключение об истории тех текстов, в которых цитаты употреблены.

На пути применения цитат в целях текстологии серьезным препятствием стоит отсутствие стремления строго и точно цитировать тексты, неизбежное в рукописную эпоху. Об это препятствие разбились некоторые текстологические теории, посвященные греческим текстам Св. Писания (см. Главу 4, § 6). В условиях славянского средневековья дело осложнялось тем, что и библейские тексты, и сопутствующая им патристика были переводного происхождения. Вместе с переводимым патристическим текстом переводчики переводили заново и цитаты из Св. Писания, не заботясь о том, чтобы согласовать перевод цитат с наличными славянскими переводами Св. Писания. Конечно, переводчик не всегда мог опознать невыделенную цитату (Михайлов 1912, с. ССI—ССІѴ), но известны случаи, когда эта задача явно не входила в его намерения. Так, заново переведены все библейские цитаты монахом Гавриилом на Афоне в 1426 г. при переводе им Бесед Иоанна Златоуста на книгу Бытия (Описание, т. 2/1, с. 56). Очевидно, что в это время на Афоне можно было найти и нужные славянские тексты, и сведущих людей. Во второй половине XVII в., уже располагая печатной Библией, известный Евфимий Чудовский заново перевел библейские цитаты при работе над Андриатисом Иоанна Златоуста (Описание, т. 2/2, с. 118). Если первые печатные книги в своем оформлении и в шрифтах зависели от рукописной традиции, то и произвольное цитирование Св. Писания как пережиток могло долго сохраняться в книгопечатую эпоху.

Естественно, что варьирование текста по спискам затрагивало и библейские цитаты, их форма в разных рукописях одного текста подвержена большим колебаниям. Например, в толкованиях на Песнь цитата из Евр. 4:12 имеет форму живо бо слово божие и дѣиствьнѣѥ и острѣе паче меча обоюдѹостра РГБ, ОИДР 171, л. 65, тогда как другой список, ГИМ, Чуд. 8, сохраняет ее исконную форму меча двѹста, ср. μάχαιραν δίστομον в оригинале. Еще один сходный случай: Гал. 5:22 иже ищитаеть паѹлъ, глѧ. любы растить миръ РГБ, ОИДР 171, л. 8 об., {{71}}и снова правильная форма в Чуд. 8 любы, радость, миръ, греч. ἀγάπη, χαρὰ, εἰρήνη. В данном случае от искажения не спасла и ссылка на апостола Павла. Следовательно, всякое научное использование цитат в рукописях должно быть основано на изучении рукописной традиции данного текста, изолированный список не является надежным источником.

В толковом переводе Песни есть ясные указания на умение переводчика опознавать библейские цитаты. Так, в толковании на 2:11 яко се зима приде, в частности, говорится: ктомѹ бо ни смерть владѣѥть ѥдиною за ны пострадавъшеомѹ, по стомѹ апостолѹ глаголющю. смерть имъ ктомѹ не владѣѥть и прочая РГБ, ОИДР 171, л. 47—48 об. В греческом оригинале этого пассажа, принадлежащем Филону Карпафийскому, цитируется Рим. 6:9—10 (PG, t. 40, col. 68C). Переводчик опустил стих 10, заменив его отсылкой и прочая, следовательно, он опознал цитату, знал ее продолжение и предполагал такое же знание в читателе. Правда, сокращение это нельзя признать удачным: в стихе 10 говорится о грехе, а Филон в своем толковании отождествляет зиму и грех.

В истолковании слов дъждь отиде этого же стиха снова цитата дана в сокращенном виде: искѹсъмъ ѹподоблѧѥть дъждь гь, ѥгда о основаньи глть на камени правдѣ. снидѣ бо, вѣща, дъждь и възвѣяша вѣтри и прочая РГБ, ОИДР 171, л. 48 (=PG, t. 40, col. 69A). Опущенное переводчиком окончание стиха Мф. 7:25 говорит как раз об основании на камне правды. Сокращение наносит вред изложению, но возможно, что содержание стиха было столь памятно переводчику и предполагаемым читателям, что такое сокращение не казалось вносящим затруднения для восприятия мысли.

Расширение цитаты сделано при истолковании стиха 3:8 этого перевода. Стих: мужь, оружье на бедрѣ его от ѹдивлениѧ въ нощи. Истолкование: си бо сѧ слўчиша, имъ стрегущимъ да якоже вечеръ въ сѹботѹ свитающю первому сѹботы, и трусь высть великъ. англъ во гнь отвали камень РГБ, ОИДР 171, л. 66 об. (=PG, t. 40, col. 84A). Процитирован Мф. 28:1—2, в оригинале Мф. 28:2.

Наиболее интересный случай смещения границ цитаты в этом переводе находим в толковании на стих 3:6, который сам по себе отсутствует. Вот его чтение по древнему четьему переводу: кто есть восходѧи от пѹстыни яко стлъпъ дыма. В толковании Филон объясняет (PG, t. 40, col. 80C), почему невеста (в четьем переводе — жених, такое колебание в понимании этого места имеет долгую традицию) названа στέλεχος «стебель»: потому что, по словам пророка Иеремии 17:8, будет стебель ее зелен. Вот это место в толковом переводе: воню бо глть по пррчьствѹ іеремиину: блгснъ члвкъ иже надѣетсѧ на га и есть гь ѹпованье ѥго. и бѹдеть яко дрѣво при водѣ и отрасли корени ѥго положить РГБ, ОИДР 171, л. 64. В переводе дополнительно приведен стих 17:7 (благословенъ — оупованье его), отсутствующий в оригинале, но опущен важный для толкования конец стиха 17:8 и не убоитсѧ, егда приидеть законъ и будетъ листъ его зеленъ ГБ, л. 525. Слова στέλεχος переводчик почему-то не знал и ошибочно перевел его воня (см. также ниже в разделе об ошибках перевода), поэтому он не понял смысла приведенной из Иеремии цитаты и неудачно изменил ее границы. В славянском Паримийнике из Иеремии читаются лишь стихи 2:2—12, 11:18— 23, 12:1—5, 9—11, 14—15, 31:31—34. В толковом переводе Иеремии отсутствуют первые 24 главы, поэтому при составлении ГБ они были переведены с Вульгаты. Возникает вопрос: каким источником {{72}}пользовался славянский переводчик при цитировании Иеремии? Был ли это неизвестный славянский перевод или же непосредственно греческий оригинал?

Наблюдаемое положение вещей имеет, с другой стороны, то удобство для исследователя, что делает маловероятной такую ситуацию, когда бы переписчики и редакторы исправляли в рукописях форму цитат согласно какому-либо внешнему источнику. Это становится возможно только в книгопечатный период. После издания Острожской Библии 1580/1581 г. ее особенности постепенно вносятся в переписываемые тексты. В списке 1781 г. толкований Феодорита Кирского на Песнь, который в свое время принадлежал Евсееву, все библейские цитаты были изменены в согласии с ОБ. Это ввело исследователя в заблуждение, он решил, что в ОБ вошел текст Песни по этому переводу (Евсеев, 1916, с. 90—91, поправки см.: Алексеев 1990, с. 63).

Указав на трудности, с которыми связано использование в текстологических целях библейских цитат, следует указать и на те результаты, которые могут быть с их помощью получены.

1) Цитаты и происхождение библейского текста.

Цитаты из четьего перевода Песни вполне точно приведены в двух древних текстах: Пандектах Антиоха, тождественно в ркп. XI в. (см. издание: Амфилохий 1880а) и в ВМЧ XVI в., и в Огласительных поучениях Кирилла Иерусалимского, тождественно в списке XIII в. ГИМ, Син. 478 и в списке XVI в. РГБ, Егоров, 831. В Пандектах процитированы стихи 1:1—3,6, 15, 2:3, 5, 7, 14, 3:1,4, 6:6, 8:6—7, в Поучениях — 1:14, 4:2, 7, 8:5, возможно, также 1:3, 5:3. Пандекты существовали уже к середине X в. Высказано мнение, что древнейший список XI в. скопирован с глаголического антиграфа, а ветхозаветные цитаты в этом произведении отражают мефодиевский перевод (Pankevič 1956). Поучения были переведены Константином Преславским уже к 907 г. (Vaillant 1932, р. 286). Если учесть, что в Слове на Благовещение, которое приписывается Мефодию (van Wijk 1937—38), есть краткая цитата, совпадающая с четьим переводом (стих 4:12), а в Каноне Димитрию Солунскому, который также приписывается Мефодию (Vašica 1966b), есть аллюзии к стихам Песни 1:2—3,2:1—3,4:4, 11, то можно считать весьма вероятным, что перевод Песни выполнен был Мефодием.

Цитаты из Песни в словах Кирилла Туровского в середине XII в. (стихи 1:1,4, 2:5, возможно, 3:7—8) близки по форме к цитатам в словах Иоанна Златоуста, которые были доступны Кириллу в болгарских переводах X в. Цитаты из Песни в Молении Даниила Заточника в конце XII в. (1:9, 2:14, 4:13, 15, 5:13, 14, 7:2) вполне совпадают с текстом толкового перевода. Следовательно, этот последний должен был появиться в период между первым и вторым писателями, т. е. в середие или во второй половине XII в.

2) Цитаты и история библейского текста.

Четий перевод Песни представлен двумя изводами: среднеболгарским (3 рукописи XIV—XVI вв.) и восточнославянским (19 рукописей XV—XVI вв.). Между ними есть несколько текстовых различий. Цитаты из Пандект Антиоха совпадают со вторым изводом: 1:6 възлюби : любить, 2:5 азъ любовіѫ : любовью азъ, 6:7 имъже : ихъже (в приведенных примерах они на втором месте). Можно полагать, что основные {{73}}особенности восточнославянского извода сформировались ко времени появления Пандект уже в первой половине X в. в восточной Болгарии. Для тех эпох, от которых не сохранились рукописные источники, цитаты являются единственным и незаменимым свидетелем.

3) Цитаты и история текстов, в которых цитаты употреблены.

Наличие цитат из библейской книги, история которой приведена в известность, еще не решает вопроса о происхождении и истории текста, в котором цитаты присутствуют. Но в любом случае этот факт служит сигналом исследователю и позволяет строить текстологические гипотезы.

Например, несколько болгарских текстов X в. совпадают в своем использовании цитат из четьего перевода Песни. Это названные Пандекты Антиоха, Толковая псалтырь Феодорита Кирского (1:4), Слово на Рождество Богородицы Андрея Критского (3:7, 9, 4:8, 11, 12), Слово на Введение во храм инока Евфимия (3:6, 4:8, 6:9, возможно, 7:1). По употреблению слова чиститель для передачи греч. ἱερεύς эти тексты уже объединены А. И. Соболевским (1910, с. 121 — 123) и отнесены к кругу деятельности Иоанна Экзарха. Между тем последний утверждал, что четий перевод Мефодия ему неизвестен.*{{[5] Так обычно понимают слова Иоанна Экзарха из пролога к его переводу Богословия. См.: Флоря 1981, с. 168. }} Правильно ли мы понимаем его слова?

В составе толкового перевода Песни процитирован Лев. 11:3 вижь ѹбо ха. овогда яко серна, овогда же яко ѥлень ѹдобь, оба же пазногъть имата роскеплена и отригающи ѣчю РГБ, ОИДР 171, л. 57 об. Отрывок из этой цитаты есть и в Послании Климента Смолятича: въ леѹгытьскых книгах о отрыгании ѣчь (Никольский 1892, с. 121). Во всех других славянских текстах книги Левит в этом стихе вместо ѣчя стоит жьваниѥ; именно так, например, в известном Изборнике XIII в. (РНБ, Q.n.1.18, л. 138 об.): якоже бо жюющие пищю ѡтригають; между тем этот сборник находится в тесной связи с Посланием Климента (Понырко 1992, с. 98 и ел.). При том что слово ѣчя не отмечено в других текстах славянской письменности, это совпадение двух произведений в библейской цитате может служить важным указанием на их близость по происхождению.*{{[6] На славянском юге это слово имеет форму ляща и преимущественно значит «чечевица, полба». Оно известно тексту 2 Цар. (23:11), Восьмикнижия, Толковых пророков. См.: Срезневский, s. ѵѵ. лѧча, лѧща; Геров И. Речникъ на блъгарскый языкъ. Пловдивъ, 1899. Ч. 3.S.V. ляща.}} Другие примеры такого рода, а также подборку цитат из Песни в славянской письменности см.: Алексеев 1985.

 

Hosted by uCoz