§ 12. О греческой основе славянских ветхозаветных переводов

{{117}}Вопрос о греческой основе славянских библейских (как ветхозаветных, так новозаветных) переводов не может иметь однозначного решения, поскольку не было единовременного акта перевода, это был долгий процесс, в ходе которого использовались разные оригиналы, не всегда даже греческие. Однако вопрос этот необходимо рассмотреть здесь, ибо в традиции славянской библеистики он был сформулирован и поставлен в XIX в. и даже получил по видимости убедительное решение.

В своем описании отдельных ветхозаветных книг в составе Геннадиевской библии А. В. Горский и К. И. Невоструев регулярно отмечают близость славянского текста к Александрийскому или Ватиканскому кодексам (см. Описание, т. I), пользуясь для этого изданием LXX Холмса— Парсонза (HP). He ясно, стоит ли за этим какая-либо текстологическая теория, но представление о том, что славянские новозаветные переводы держатся византийских оригиналов, было твердо принято в работах Невоструева, архим. Амфилохия, Воскресенского.

И. Е. Евсеев при исследовании славянского текста Исайи придал этому вопросу исключительное значение, ему посвящена вся первая половина книги (1897). Он первым ввел в славистику текстологическую концепцию де Лагарда и с этих позиций оценил греческий и славянский рукописный материал. Среди известных ему 100 с лишним греческих рукописей Исайи он обнаружил 8 «лукиановских» и 7 «исихиевских». 17 списков Евсеев объединил в отдельную группу, о происхождении которой ничего не сказал (Евсеев 1897, с. 34, 103, 142). Все известные ему списки греческого профитология Евсеев отнес к «Лукиановской редакции», последняя и послужила оригиналом славянского перевода паримийника, в том числе и паримийных чтений из пророка Исайи. Оригиналом толкового перевода Исайи послужила, по мнению Евсеева, «Исихиевская редакция» LXX. Выбор «Лукиановской редакции» естественно объясняется тем, что она была принята в Константинополе, откуда славяне получили церковную письменность. Мысль эта была так убедительна сама по себе, что в английском церковном журнале анонимный автор проиллюстрировал зависимость славянского текста Библии от «Лукиановской редакции» выписками из синодального издания церковнославянского текста (Lucian's Recension 1901).

Использование «Исихиевской редакции» Евсеев объяснил антивизантийскими настроениями в Болгарии в X в., когда изготовлялся перевод Толковых пророков (Евсеев 1905, с. XXXVII). Нужно сказать, что {{118}}текстовой материал не всегда был хорошо согласован с этой концепцией, отдельные чтения паримийника подчас совпадали с «Исихиевской редакцией», тогда как пассажи из Толковых пророков — с «Лукиановской», как их определил Евсеев (критические наблюдения такого рода приводит Воскресенский 1905). Логическая привлекательность мыслей о причинах использования «Исихиевской редакции» в Болгарии основана была на модернизации средневековых культурных отношений.

Вслед за Евсеевым концепцию де Лагарда использовал выдающийся чешский иссследователь и издатель хорватской глаголической письменности Иозеф Вайс (Vajs 1926, 1939а), а также ряд его последователей (Pechuška 1935; Laurenčik 1948; Pantelić 1970). Согласно Вайсу (1926, S. 8—9), славянский паримийный текст основан на «Лукиановской редакции», четий текст — на «Исихиевской». При этом «Исихиевская редакция» безо всякой аргументации отождествляется с Ватиканским кодексом, а «Лукиановская» — с Александрийским (Vajs 1926; Pechuška 1935). В позиции славянских католических ученых слишком явно выступало стремление обнаружить «неконстантинопольский» источник в деятельности Кирилла и Мефодия, а это приводило к антиисторической оценке церковных отношений IX в. и поверхностному толкованию текстологического материала (см. Михайлов 1928, здесь дана критика позиции Вайса).

Если связь славянских текстов с «Лукиановской редакцией» казалась вполне естественной и принималась с доверием лишь вследствие логической убедительности самой концепции де Лагарда, то в настоящее время, когда основы этой концепции подорваны, когда стало известно, что «лукиановские» чтения характерны для рукописей Кумранской общины, невозможо допустить существование каких-то особых отношений у славянских переводов, возникших в IX и следующих веках, с текстом, который находился в действительном употреблении на много столетий раньше, а к началу славянских переводов сохранялся как рудимент. Вероятно, требуют тщательной проверки сами текстологические аргументы, извлеченные Евсеевым и Вайсом из славянских текстов Пророков и Псалтыри. При исследовании книги Бытия А. В. Михайлов проявил и большую основательность филологического анализа, и бóльшую осторожность в выводах, в результате он не смог найти «лукиановских» черт в паримийном отделе этой книги (Михайлов 1912, с. 333). Современные текстологические исследования оправдали эту осторожность, ибо в греческом тексте Бытия «Лукиановская редакция» не обнаруживается (Wevers 1974, р. 158—175).

Ниже на материале книг Царств предлагается опыт по нахождению той разновидности греческого текста, которая послужила оригиналом славянского перевода. Источником греческого текста служит Кембриджская Септуагинта (см. § 7 настоящей главы), сиплы греческих рукописей даны по этому изданию или по каталогу А. Ральфса (Rahlfs 1914). Общее чтение «лукиановских» списков bос2е2 (см. § 6 настоящей главы) обозначается сиплой L, но в некоторых случаях так обозначается чтение большинства (не всех) «лукиановских» списков. Например, в отрывке 4 Цар. 5:9—14 (паримья навечерия Богоявления) кодекс о (=82) регулярно имеет свои особые чтения; вообще на протяжении нескольких глав этой книги кодекс о ведет себя различно: он совпадает со списками bс2е2 в 4 Цар. 5:1—8, 18—26, 6:22—23, 8:10, не совпадает в главах 5:9—17, 27, 6:1—21,7:9.

{{119}}По изданию Steininger 1856 использован текст греческого Симеоновского профитология IX в., сокращенно S.

Славянский текст извлечен из двух четьих списков и трех паримийников, а также из издания паримийника, выполненного на основе 16 списков (Брандт 1894).

1) Четий список РНБ, F.I.461, 1350—1370 гг., болгарский. Сокращенно ЮБ (южнославянская Библия).

2) Четий список ГИМ, Син. 915, новгородский. Геннадиевская библия 1499 г. Сокращенно ГБ. Общее чтение двух четьих списков обозначается сиглой Ч.

3) РНБ, Q.п.I.13, Захарьинский паримийник 1271 г. псковского происхождения. Сокращенно Π 13.

4) РНБ, Q.п.I.14, галицко-волынский паримийник XIV в. Сокращенно Π 14.

5)  РНБ, Q.п.I.51, сербский паримийник XIII в. Сокращенно Π 51. Общее чтение всех паримийников обозначается сиглой П.

Расхождения между четьими списками незначительны, единство текста в них не вызывает сомнения. Происхождением своим четий текст Царств связан с переводческой деятельностью Мефодия, см. Глава 5, § 5. Расхождения между списками паримийника существеннее, они касаются прежде всего месячного отдела, т. е. наличия или отсутствия чтения. Однако в совпадающих чтениях могут встречаться текстовые различия, объяснить которые пока нет возможности. Вот для примера два чтения:

3 Цар. 17:9 и сѧди тў Π 14, и сѣдеши тў Π 51, нет ЮБ, ГБ, Π 13, καὶ καθίσῃ ἐκεῖ 489, 1238, καὶ καθήσῃ ἐκεῖ Α, 52, 92, 314, S;

3 Цар. 17:14 дасть. господь дъждь на землѧ ЮБ, ГБ, Π 51, на лице земли Π 14, дъжгь на землю бѹдѣть Π 13, τοῦ δοῦναι κύριον τὸν ὑετὸν ἐπὶ τῆς γῆς LXX, ἐπὶ προσώπου (-πον) τῆς γῆς Α, 127.

Невозможно на основании небольшого числа списков реконструировать архетипы четьего и паримийного текстов, потому были приняты во внимание только те случаи, в которых показания источников совпадали.

Были рассмотрены следующие восемь отрывков текста.

1) 3 Цар. 1:1—7 по четьим спискам ЮБ, ГБ.

2) 3 Цар. 8:23—30 по четьим спискам ЮБ, ГБ. Стихи 22—23 и 27— 30 этого отрывка входят в месяцесловный отдел паримийника, однако они не были рассмотрены по паримийнику ввиду незначительности объема.

3) 3 Цар. 17:1—24 по ЮБ, ГБ, а также стихи 1—9а по Π 14 (паримья Илье-пророку, 20 июля), стихи 8—24 по Π 13, 14, 51 (Страстная суббота).

4) 3 Цар. 18:30—42 по ЮБ, ГБ, а также стихи 30—39 по Π 13, 14 и изданию Брандта 1894 (Крещение).

5)3 Цар. 19:1—21 по ЮБ, ГБ, а также стихи 3—16 по Π 13, 14 (Преображение).

6) 4 Цар. 2:1—22 по ЮБ, ГБ, а также стихи 6—14 по Π 14 и изданию Брандта 1894 (навечерие Богоявления).

7)4 Цар. 4:1—42 по ЮБ, ГБ, а также стихи 8—37 по Π 13, 14, 51 (Страстная суббота).

8) 4 Цар. 4:1—42 по ЮБ, ГБ, а также стихи 9—14 по Π 14 и изданию Брандта 1894 (навечерие Богоявления).

{{120}}Таким образом, всего обследовано 156 стихов, из них 92 стиха включены также в паримийник. При сопоставлении греческих и славянских текстов были учтены все случаи, где особые чтения списков boc2e2 отражаются или не отражаются в славянских переводах. Весь материал может быть классифицирован по следующим шести типам.

1)  «Лукиановское» чтение отражено в четьем переводе (Ч=L): 4 Цар. 4:6 приближита ми ἐγγίσατε LXX, + μοι L. Чтение L делит также список r (=129).

2) «Лукиановское» чтение не отражено в четьем переводе (Ч≠L) 4 Цар. 4:5 приближьша сѧ προσῆγγιζον LXX, προσῆγον L.

3) «Лукиановское» чтение отражено в четьем и паримийном переводах (Ч, П=L): 3 Цар. 18:36 ты еси единъ гь бъ, συ κύριος LXX, + εἷ μόνος L.

4) «Лукиановское» чтение отражено в четьем тексте и не отражено в паримийном (Ч=L, П≠L): 4 Цар. 2:14 приѫтъ елисеи Ч, приять П, ἔλαβεν LXX, + Ἐλισσεαιέ L, S.

5) «Лукиановское» чтени не не отражено в четьем переводе и отражено в паримийном (Ч≠L, П=L): 3 Цар. 19:13 прѣд врътпом Ч, при врьтпѣ Π 13, при пещи Π 14, ὑπὸ σπήλαιον LXX, παρὰ σπήλαιον L, S, f2 (отрывок профитология, Глазго).

6) «Лукиановское» чтение не отражено ни в четьем, ни в паримийном переводе (Ч, П≠L): 3 Цар. 17:10 и вставъ и иде ЮБ, и вставъ иде ГБ, и въставъ и поиде Π 13, и вста и поиде Π 14, и вьставь. поиде Π 51, καὶ ανέστη καὶ ἐπορεύθη LXX, καὶ ανέστη Ἠλιας καὶ ἐπορεύθη L, а также кодекс 246.

Статистика совпадений и расхождений четьего и паримийного переводов с индивидуальными чтениями кодексов bос2е2 выглядит следующим образом (общее количество 156 стихов четьего перевода разделено на две части: 64 стиха, для которых отсутствует параллельный паримийный текст, и 92 стиха, общих для четьего и паримийного текстов):

 

Ч62

Ч92

П92

16

29

34

≠Л

104

88

81

Статистика позволяет сделать следующие выводы.

1) Четий перевод не ориентирован на редакцию кодексов bос2е2.

2)  Паримийный перевод не ориентирован на редакцию кодексов bос2е2, хотя его связь с этим типом греческого текста слегка теснее, чем у четьего перевода.

3) В объеме 92 стихов текста, общего для четьего и паримийного переводов, оба они опираются на один и тот же греческий оригинал. Это может значить только одно: паримийные отрывки включены в четий текст в готовом виде без нового перевода (см. об этом также в Главе 5, § 5).

4) На 64 стиха непаримийного отдела греческого текста у кодексов bос2е2 отмечено 120 индивидуальных чтений, на 92 стиха паримийного отдела таких чтений 122 (88+34). Следовательно, у кодексов bос2е2 меньше отличий от текста греческого профитология, с ним они связаны теснее. {{121}}Поэтому более высокий процент чтений L в славянском паримийнике (см. вывод 2, а также наблюдения И. Е. Евсеева, о которых говорилось выше) объясняется более тесной связью греческого профитология с кодексами bос2е2. Поскольку греческий профитологий возник не раньше VIII в. (Hoeg, Zuntz 1937), его связь с «лукиановскими» III—IV вв. или «протолукиановскими» чтениями II—I вв. до Р. X. должна представляться совершенно случайной. Близость греческого профитология к этим кодексам была отмечена в триодном отделе в чтении из Иисуса Навина на Страстную субботу (Høeg, Zuntz 1937, p. 204 и сл.). С другой стороны, отмечалось, что в чтениях из Быт. у профитология нет текстового единства, в каждом отдельном случае он сближается с одной из четырех четьих групп (Wevers 1974, р. 179—180).

Нужно отметить, что уже Вайс указал на независимость паримийного перевода (он содержится в глаголических бревиариях), равно как и четьего перевода (в составе кириллических списков Восьмикнижия) от «Лукиановской редакции» греческого текста. Вывод Вайса основан на следующих количественных данных: из 44 чтений, характеризующих «редакцию Оригена» (она определена в согласии с А. Ральфсом), в четьем славянском тексте отразилось 16 чтений, а в паримийном — всего 2; из 58 чтений «редакции Лукиана» в четьем тексте отразилось 12, в паримийном — 3 чтения (Vajs 1926, s. 16—19). В качестве последователя де Лагарда Вайс не ограничился приведением названных данных, он рассудил, что славянский перевод зависит от «Исихиевской редакции» LXX, которую он отождествил с Ватиканским кодексом Grec. 1209 и греческими курсивными рукописями 44, 74, 76, 106, 134. Сам Ральфе, на текстологию которого как будто бы опирался Вайс, не отождествил Ватиканский кодекс с «Исихиевской редакцией», он вообще не выделил эту редакцию в греческом тексте Руфи и отказался от некоторых своих прежних утверждений на этот счет (Rahlfs 1923, S. 119—121, 148). В объеме греческого Восьмикнижия все названные Вайсом рукописи были определены как «лукиановские» (Hautsch 1909, р. 529, 532, 535, 542), и сам Ральфе отнес к «лукиановским» как раз кодексы 74, 76, 106, 134 (Rahlfs 1923, S. 53). Вообще не очень настойчивые и немногочисленные попытки выделить редакцию Исихия успехом не увенчались (см., например, Ѵассаrі 1965, р. 61; ср. Jellicoe 1968, р. 146—156). По выражению Ф. Кениона, она остается в библейской текстологии «тенью теней» (Jellicoe 1963, р. 410).

Между тем именно Альфред Ральфе, ученик и последователь де Лагарда, первый порвал с ограниченной концепцией учителя и стал на путь выделения текстовых групп, подобно тому как это было принято в исследованиях новозаветных рукописей (Walters 1973, р. 6, 12). Рядом с «редакциями» Оригена и Лукиана он выделил в греческом тексте Руфи еще две редакции: R и С (Rahlfs 1923, S. 103—119). R — это «редакция неизвестного происхождения», С — это «редакция катен» (толкований), основой для нее послужила редакция R. Вайс без достаточного внимания отнесся к этим редакциям, он привел четыре случая совпадений славянских текстов с общими чтениями двух этих редакций (Vajs 1926, s. 23), но в действительности их гораздо больше. Опираясь на издание Вайса, можно выделить 17 случаев, когда общие чтения редакций RC отражаются в славянских переводах.

В приведенных далее выписках на первом месте находится чтение LXX, на втором месте (после двоеточия) — общее чтение кодексов RC, {{122}}сигла Г обозначает глаголический текст Руфи, сигла К — текст трех кириллических списков, использованных Вайсом (РГБ, Унд. 1, РГБ, Сев. 1, РГБ, Григ. 1).

1:10 μετὰ σοῦ = с тобою Г : οῦχί μετὰ σοῦ = ни, но с тобою К

1:11 καὶ ἵνα τί = и вскѹю Г : ἵνα τί = вскѹю К

1:11 μοι = ми Г : нет = К

1:16 ὄπισθέν σου : ἀπὸ ὄπισθέν σου = от послѣдованиѣ твоего Г, от тебе К

1:20 πικράν = горька К (список У) : ἡ πικρά = горесть Г, К (списки С, Г)

1:20 μὴ δή : μἠ = не (зовѣте) К, в Г лакуна

2:5 τίνος = чья Г : τις = кто К

2:8 οὐκ ἤκουσας = не слиша ли Г : ἤκουσας = слыша ли К

2:9 RC прибавляют в начале стиха καἶ = да К

2:11 ἐκθές = вчера =Г : ἀπ' ἐκθές = от вечера К

2:16 φάγεται = снѣсть Г : ἀφετε αὐτὴν καὶ φάγεται = не дѣите еѧ ясти К

2:20 καὶ εἷπεν = и рече Г, К (списки С, Г) : εἷπεν δέ = рече же К (список У)

3:15 RC прибавляют καὶ κράτησον αὐτὴ = и ими К

3:16 τίς εἷ : τὶ ἔστιν = что есть Г, К

4:6 ἀγχίστευσον σεαυτῷ = и приближи себѣ Г : σὺ ἀγχίστευσον σεαυτῷ = ѹжичьствѹи севѣ ты К

4:12 RC прибавляет τέκνα = чѧда К, в Г лакуна

4:15 ἔτεκεν αὐτόν : ἔτεκεν υἱόν = роди сынъ К, в Г лакуна

Таким образом, из 39 общих чтений редакций RC (Rahlfs 1923, S. 105—107) 17 отражаются в славянских переводах, по преимуществу в кириллических списках. 13 разночтений греческого текста не могут быть адекватно переданы средствами славянского языка (артикль, грамматические детали).

Из 26 индивидуальных чтений редакции R (Rahlfs 1923, S. 108—ПО) четыре иррелевантны для перевода (1:6, 2:6 дважды, 4:3), из оставшихся половина находит отражение в четьем кириллическом тексте.

1:8 εἰς οἷκον μητρός αὐτῆς LXX = в домь матере своеи Г : εἰς οἶκον πατρικόν, εἰς τὸν οἶκον τοῦ πατρὸς αὐτῆς R (= Codex Alexandr., Origenes, армянская версия) = въ домъ отца своего К 1:13 ἤ = или Г : καί = да К 2:8 καὶ σύ = и ты Г : καί γε = и да К 2:9 ὅтι διψήσεις : ὁπότε διψήσεις = егда вжеждеши Г, К 2:16 βαστάξατε αὐτῇ = понесите еи Г : βαστάξατε = понесите К 3:2 λικμῇ = извѣваеть Г : συντίθησιν = сдѣваеть К 3:15 καὶ ἐκράτησεν = и приѣть Г : ἡ δὲ ἐκράτησεν = си же ѧтъ К 3:16 εἶπεν = рече Г : ἀπήγγειλεν = повѣда К 4:3 δέδοται = даст Γ : ἀπέδοτο = отдала К 4:11 εἴποσαν : ἄπεκρίθησαν = отвѣщаша К, в Г лакуна 4:11 ἔσται ὄνομα : καλέσαι ὄνομα = прозвати имѧ К, в Г лакуна

Все 22 индивидуальные чтения редакции С (Rahlfs 1923, S. 112—113) не нашли отражения в этих славянских переводах. Таким образом, из четырех {{123}}редакций греческого текста, выделенных А. Ральфсом для книги Руфь, ближе всего к славянскому четьему переводу стоит редакция R.

Независимо от А. Ральфса в греческом тексте Иисуса Навина эту редакцию выделил М. Л. Марголис, назвав ее константинопольской (Katz 1956, р. 192—193). К текстовым особенностям этой редакции относится связь с Оригеном и сближение с Масоретской традицией, близко к ней стоят латинский и армянский переводы. По мнению Ральфса, она возникла не позже IV в. (Rahlfs 1923, S. 11, 134, 144, 148—149). Как видно, по всем своим параметрам она напоминает искомую редакцию исторического Лукиана.

Из унциальных кодексов эта редакция представлена в М, VI в., и V, VIII в. Кодекс Μ обрывается в начале 3 Царств, с кодексом V (в Кембриджской Септуагинте он обозначается сиглой Ν) славянский текст имеет частые и симптоматические совпадения. Вот несколько примеров такого рода:

3 Цар. 17:1 Ἠλειού ὁ προφήτης ὀ Θεσβείτης ἐκ Θεσβών LXX, опущено ὁ Θεσβείτης ΑΝΖ и в ряде курсивных списков = илиа пррокъ от тезвиѧ Ч

3 Цар. 17:10 καὶ ἤλθεν ΝΖ2 и курсивные списки = и приде Ч, П, опущено в LXX, S

3  Цар. 18:37 ἐπάκουσόν μου LXX, + ἐν πυρί Ν и восемь курсивных списков, из которых два относятся к редакции R, = послѹшаи мене огнемъ Ч, Π

4  Цар. 5:19 εἰς Δεβαθά τῆς γῆς LXX, εἰς χαβραθᾶ τῆς γῆς Ν и ряд курсивных списков = въ хавратскѫѧ землѧ ЮБ.

На протяжении 156 расмотренных стихов отмечается более 60 случаев совпадения славянских текстов с кодексом V (N), чаще совпадения наблюдаются у четьего перевода, но нередки они и у паримийника. Примерно в 35 случаях чтения кодекса V (N), отразившиеся в славянских текстах, разделяет Александрийский кодекс, у которого не менее десятка совпадений с кодексами bос2е2, тогда как у V (N) таких совпадений нет. Близок к V (Ν) кодекс Ζ2 (=625), но он использован в Кембриджской Септуагинте только для 3 Цар. 17. Из курсивных списков с V (N) чаще согласны 56, 72, 121, 129, принадлежащие к редакции R в книге Руфь, и 52, 53, относящиеся к редакции С (Rahlfs 1923, S. 53).

Кодекс V (N) представляет собою Библию VIII в. (Псалтырь отсутствует), хранящуюся по частям в Риме и Венеции. В некоторых других исторических книгах — 2 и 3 Маккавейских, 1 Ездры, Иудифи — в кодексе проявляются черты сходной редакции, т. е. зависимость от Оригена, гармонизация с Масоретской традицией, связь с армянской, сирийской и латинской версиями (Hanhart 1961, р. 6, 36—39; 1979, р. 64—67). В книге Бытия А. Ральфе не обнаружил редакции R, но ее следы были прослежены П. Катцем во всех частях Восьмикнижия (Jellicoe 1968, р. 14, 15). Кажется, что именно эту редакцию выделил В. В. Гудинг в 1959 г. в книге Исход, где он обозначил ее сиглой A (Jellicoe 1968, р. 269), а В. Р. Бодин в книге Судей (Bodine 1980, р. 14). Таким образом, школа, основанная де Лагардом, уже не ищет Лукиана, но практически выявляет древние редакции и изводы (Kenyon 1975, р. 26). Результаты этой работы представляют значительный интерес для исследователей текстологии славянских библейских переводов. Можно высказать мнение, что редакция R греческого текста LXX лежала в основе какой-то группы славянских библейских переводов.

 

Hosted by uCoz