§ 11. Южнославянские переводы XIV—XV вв.

{{185}}До сравнительно недавних пор было принято считать, что в Болгарии при патриархе Евфимии (ок. 1375—1393) в Тырнове была проведена реформа богослужебных книг (см. Сырку 1890). В последние десятилетия, {{186}}однако, стало ясно, что рукописные источники, о которых приходится в этом случае говорить, старше времени правления патриарха. Впрочем, первую половину жизни он провел в Константинополе и на Афоне и мог иметь отношение к той филологической работе, которая была осуществлена в афонских монастырях. В частности, в начале XIV в. на Афоне были выработаны новые редакции Евангелия, Псалтыри и Паримийника. Если Паримийник был уже уходящей книгой, растворявшейся в служебных минеях и триодях, то Афонские редакции Евангелия и Псалтыри были положены в XVI в. в основу печатных изданий, так что сохранились в этом своем облике до сегодняшнего дня.

Характерными чертами этой редакции являются: (1) использование новых греческих оригиналов именно этой эпохи, (2) отказ от многих специфических особенностей симеоновских текстов, (3) высокая нормализованность языка, т. е. отсутствие в нем сколько-нибудь заметных локальных черт. Вторую и третью черты можно рассматривать как проявление одной и той же тенденции, возможно, что она заключалась в реставрации кирилло-мефодиевской традиции как традиции общеславянской, но едва ли это было стремление к архаизации: ведь греческие оригиналы выбирались самые новые. Локализацией этой деятельности на Афоне объясняется тот факт, что результаты работы распространились почти одновременно во все славянские страны и получили повсеместное признание; их прибытие на Русь стало главным фактором второго южнославянского влияния. Впервые с полной определенностью эта редакция была выделена Г. А. Воскресенским для Евангелия и получила по его изданию название «четвертой редакции». Древнейшая датированная рукопись «четвертой редакции» у Воскресенского — это Константинопольское евангелие 1383 г. (ГИМ, Син. 742), русский список, изготовленный в Константинополе. По указанию Ивана Добрева, профессора Софийского университета, Карейское четвероевангелие, датированное 1317—1318 гг.,*{{[27] Рукопись называется по местечку Карей на Афоне, где находится административный центр. Отнесение рукописи в болгарский Зографский монастырь, как это сделано в недавней публикации И. Добрева, вероятно, является ошибкой, см.: Славова Т., Добрев И. Проект за критическо издание на старобългарско тетраевангелие: Реконструиран Кири-ло-Методиев текст с разночтения и критически апарат // Кирило-Методиевски студни. 1995. Кн. 10. С. 90.}} также является представителем этой редакции. В одной из литургических рукописей содержится указание на то, что некий старец Иоанн из Лавры св. Афанасия на Афоне осуществил редакцию или перевод с греческого на болгарский нескольких книг, в их числе Четвероевангелия и Псалтыри; эта работа была проделана во всяком случае в первой половине XIV в. (Попов 1978).

К «четвертой редакции» принадлежит подавляющее большинство рукописей славянского Евангелия XIV и следующих веков. С началом книгопечатания в XVI в. именно она была опубликована, так что на ней закончилось развитие славянского евангельского текста. По своему характеру она напоминает новый литургический тетр (§ 8), поскольку стремится обеспечить потребности богослужения. В тексте этой редакции помещены киноварные указания на время чтения за литургией данного отрывка, выписана соответствующая вступительная формула и приведен инципит, т. е. текст, приспособленный для начала чтения. В отличие от нового литургического тетра, здесь применяется нумерация зачал, а не Аммониевых глав. Текст этот отличается самой высокой степенью стабильности за всю рукописную историю славянского Евангелия.

По изданию Воскресенского Евангелия от Марка видно, что «четвертая редакция» выработана в ходе сверки славянского текста с греческим {{187}}оригиналом и что в общем и целом она следует древнему тексту; едва ли в ней можно найти такие лексемы, которые были бы в принципе неизвестны предшествующей традиции, своеобразие «четвертой редакции» заключается в особом их сочетании. Движение евангельского текста в сторону «четвертой редакции» началось задолго до XIV в., так что в Добромировом евангелии XII в. уже можно найти черты текста, получившего господствующее положение лишь через два столетия (Добрев 1979, с. 19—21; Алексеев 1986, с. 16). Согласно проведенному исследованию рукописной традиции Евангелия от Иоанна (см. с. 149), редакция эта фактически распадается на две, одинаковые по характеру: первая из них (редакция А) охватывает меньшую часть рукописей, вторая (редакция В) — большую часть рукописей (к ней, между прочим, принадлежит и Геннадиевская библия). Обе они представляют собою сверку с греческим тетром, и там, где редакция А была недостаточно активна, редакция В, усваивая практически все особенности редакции А, проявляет заметно большую активность и прибавляет свои.

Такой же характер носит правка Псалтыри. К рукописям Афонской или Святогорской редакции относятся Томичева псалтырь ок. 1360 г. (ГИМ, Муз. 2752), Шопова начала XIV в. (НБКМ 454, 1138), Бухарестская 1411 г. (Б-ка Румынской АН, 205), Киевская 1397 (РНБ, ОЛДП F. 6) и множество других списков этого и более позднего времени. Известным своеобразием в составе редакции отличаются Норовская псалтырь первой половины XIV в. (ГИМ, Увар. 285), а также Псалтырь митроп. Киприана не позже 1406 г. (РГБ, МДА, Фунд., 142). Афонская редакция Псалтыри была выявлена в работах Ивана Буюклиева (1963), Е. В. Чешко (1981, 1982, 1983), Ивоны Карачоровой (1985, 1989), Мэри Мак-Роберт (MacRobert 1989, 1991, 1993).

И. Карачорова (1989, с. 161 —174) приводит обширный список отличий Афонской редакции от старого текста Псалтыри. Лексические особенности редакции очень выразительны, они соответствуют норме церковнославянского языка поздней эпохи, вот некоторые из них:

драгъ : чьстьнъ, τίμιος
жѧдати : желати, ἐπιποθέω
законъ : завѣтъ, διαθήκη
зълоба : лѫкавство, πονηρία
иночѧдыи : единородъныи, μονογενής
иѥрѣи : свѧщеникъ, ἱερεῦς
красота : благолѣпие, εὐπρεπεία
молитва : моление, δέησις
обѣтъ : молитва, εὔχη
плодовитъ : плодоносьнъ, καρποφόρος
правьда : правота, εὐθύτης
прѣмилостивъ : многомилостивъ, πολυέλεος
спыти : тѹне, δωρεάν
творити : дѣлати, ἐργάζομαι
трьпѣливъ : длъготрьпѣливъ, μακρόθυμος
ѵпостдсь. : съставъ, ὑπόστασις и т. п. (на первом месте приведено чтение древнего перевода по Синайской псалтыри).

Афонская редакция Паримийника получила ясную языковую характеристику только в исследовании А. А. Пичхадзе (1991), хотя прежде кое-что о ней было известно из трудов А. В. Михайлова (1912, с. 430—445).


{{188}}Особенности этой редакции в Паримийнике находят себе параллели в Евангелии и Псалтыри. О характере лексических замен можно судить по вышеприведенному материалу Псалтыри, грамматические особенности редакции описаны А. А. Пичхадзе следующим образом (в примерах они приведены на втором месте):

1) При субстантивации прилагательных, причастий, инфинитива, различных словосочетаний греческий артикль передается формами местоимения иже. Ср. Исх. 1:14 всѣми дѣлы польскими : всѣми дѣлы еже в полих, πᾶσι τοῖς ἔργοις τοῖς ἐν τοῖς πεδίοις.
2) Приставочным образованиям греческого текста соответствуют такие же образованиям в славянском.
3) Употребление предлогов соответствует словоупотреблению греческого оригинала; ср. Быт. 3:1 рече зьмиѣ къ женѣ : р. з. женѣ, εἶπεν τῇ γυναικί.
4) В подражание греческому при отрицании не употребляется род. пад.; ср. Исх. 33:20 не възможеши видѣти лица моѥго : не в. в. лице мое, οἰ δυνήσῃ ἰδεῖν τὸ πρόσωπόν μου.
5) Проявляется стремление установить соответствие между оригиналом и переводом на уровне грамматических категорий, т. е. передавать существительные существительными, глаголы глаголами и т. д. Это не всегда ведет к понятности текста; ср. Исх. 14:19 стлъпъ облачьныи : с. облака, ὁ στῦλος τῆς νεφέλης.
6) Последовательное проявление категории одушевленности, т. е. вместо местоимения муж. рода вин. пад. и обычно употребляется ѥго.
7) Предпочтение дательного притяжательного другим способам передачи притяжательности или относительности. Ср. Быт. 6:5 злобы чловѣчьскы : з. чловѣкомъ, αἱ κακίοα τῶν ἀνθρώπων.

Все говорит о стремлении максимально приблизиться к структуре греческого текста на уровне словообразования и синтаксиса словосочетания. В той или другой степени эти черты характерны для всех переводов эпохи XIV—XVI вв., где бы они ни выполнялись; мы встречаем их, например, и в Новом Завете святителя Алексея (§ 12).

Активную культурную работу в Тырнове при дворе болгарского царя Ивана-Александра (1331 —1371) следует назвать серебряным веком болгарской письменности. По личному заказу царя были написаны Софийская псалтырь 1337 г. (обычно называемая Софийский песнивец), Лондонское четвероевангелие Иакова Серрского 1355 г. (Библиотека Британского музея Add. 39626), сборники попа Филиппа 1345 г. и Лаврентия 1348 г. (см. Куев 1981), переведена хроника Константина Манассии.

В это же время в Тырнове был переведен толковый Апостол. Перевод известен по списку 1516 г. РНБ, F.I.516. Рукопись содержит толковые Деяния и соборные Послания,*{{[28] Такого же состава рукопись второй половины XVI в. из собрания Груича 222 (Музей сербской православной церкви) См.: Богданович 1982, № 1807. О таком же списке в собрании Крушедольского монастыря упоминает Ангелов (1978, с. 272, примеч 7), но о нем никаких сведений нет у Богдановича (1982).}} хотя в предисловии к тексту говорится, что переведены были и Павловы Послания. Предисловие не называет имени переводчика и датирует перевод временем царя Ивана-Александра (опубликовано Сырку 1898 и исправнее Ангеловым 1978, с. 272—273). Греческим оригиналом послужили те же катены на Апостол, которые были использованы прежде при переводе толкования на {{189}}Послания (см. § 9). Язык перевода лишен какой-либо региональной окраски, строг и точен. Весьма выразительно соотношение двух переводов толкового Апостола в той части, которая является общей для них. Приведем толкование на Иак. 2:13 «Милость превозносится над судом», восходящее к Иоанну Златоусту.
Болгарский перевод XIV в. по рукописи РЫБ, F.I.516, л. 200 об. издается с некоторыми упрощениями орфографии; сербские орфографические черты являются принадлежностью списка 1516 г.

Восточнославянский перевод XII в. приводится по списку толкового Апостола РЫБ, Пог. 30, л. 146 об.—147 (правый столбец).

Милостыни хытрость нѣкаа есть и прѣдстатель дѣлающих ю. любезнаа богови есть и присно близь его стоить, о ихже хощеть, ѹдобнѣ благодать просещи. тъчію да не обидима бўдеть нами. обидима же есть, егда ѡт хыщеніа твориьм ю. аще ли чиста бѹдеть, много посилающих ю даеть дрьзновеніе и ѡ съгрѣшающіх. та оузы раздрѣшаеть, раздрѣшаеть тъмѹ, оугашаеть ѡгнь, оумрщвляет чрьвь29, ѡтганяеть скрежеть зўбѡмь.30 сеи сь мнозѣмь дрьзновеніемь ѡтврьзаютсе небеснаа врата. царица ѹбо по истинѣ есть, богови чловѣкы подобны творе: боудете бо, рече, щедри якоже ѡтць вашь невесныи.31 перната бо есть и льгка, крилѣ имўщи златы, лѣтаніе еѥ агглы веселить, по глаголѣ пророчьскомў: крилѣ голўбинѣ по-сребренѣ и рамена еѥ въ позлащени златѣ.32 якоже голўбь нѣкыи злать лѣтаеть милостыни, око смерено имўщи, видѣніе кротко, ничтоже таковаго ока больше е. сице птеньць сь красьнь есть и дивьнь, горѣ въсегда зре, многою славою божіею ѡграждена есть. краснаа дѣваа есть, крилѣ имўщи златы, въздоушна есть и льгка, при царьскомь прѣстолѣ стоещи. егда сўдими бўдемь, абіе прѣд-станеть и избавит ны ѡт мўкы. сію хощеть богь, а не жрьтвы Милостыни ремествьница ѥсть мудра и приставница дѣдающимъ ю и дружка божья есть, и присно искрь его престоить. и ѡнемьже хощет, оудобь просит благодати, и токмо да не ѡбидима есть нами, ѡбидима же ѥсть, егда ѡт въсхыщенья творимъ. а егдаже чиста есть, много имат дерзновенье: и свѧзнемь та рѣшит оузы, раздрушает тьму, оугашает ѡгнь, ѹмрьщвѧе червь, изгонить зубомъ срежетъ. сей со многою радостью ѡтверзютсѧ невесная врата. цесарица бо во истину ѥсть, подобны человѣкы творѧщи богоу: будете бо, вѣща, щедри, якоже и ѡтць вашь невесныи. крилата есть и легка, крилѣ имущи златѣ, лѣтанье имущи преоукрашающе англы. тамо, вѣща крилѣ голубинѣ, посребренѣ и межюрамье ея въ блещаньи злата, якоже паче голубь златъ и живъ лѣтающь. вѣкома назирающи ѡкомь кроткомь, ничтоже ѡка того краше. добра ѥсть и пава, но къ сеи ни во чтоже. птица есть красна и чюдна, выспрь всегда зрит. дѣвица есть, крилѣ имущи златѣ, бѣло имущи лице тихо, крилата есть и легка, оу престола стоящи цесарьска. внегда судимъсѧ, вънезапу предъстоит и явлѧетсѧ и изимает насъ ѡт мученья, своима крылома ѡдѣвающи. такоя жертвы хощеть богь.


{{[29] Ср. Мк. 9:44; Ис. 66:24.
[ 30] Ср. Мф. 8:12.
[ 31] Лк. 6:36.
[
32] Пс. 67:14.}}

{{190}}Новая переработка древнего перевода книг Царств (§ 5) с прибавлением кратких толкований была произведена в середине XIV в. (Николова 1995, см. археографическое описание текста в Главе 1, § 19, № I). Работа эта, однако, производит впечатление незаконченной, поскольку толкования распределены неравномерно по тексту. Приписка некоего Досифея в рукописи 1418 г. утверждает, как кажется, что и сам новый перевод был сделан в это время. М. Г. Попруженко (1894) приписал без серьезных оснований эту работу Константину Костенецкому. С. Николова (1995) воспроизводит колофон Досифея, а также образец текста книги Царств по рукописи РГБ, Григ. І, (Μ. 1684) в сравнении с рукописью РНБ, F.I.461. Переработка, бузусловно, не носила радикального характера.

Представляется, что в эпоху царя Ивана-Александра впервые в славянском мире проявилось стремление к созданию полного библейского кодекса. Возможно этим следует объяснять появление в третьей четверти XIV в. сборника РНБ, F.I.461, состав которого описан выше (§ 2).

Как кажется, в Сербии была также сделана попытка нового перевода Толкового евангелия Феофилакта Болгарского (см. § 9). Ее свидетелем является сохранившийся в составе Великих четьих миней пространный отрывок толкований на Евангелие от Матфея, главы 1 —19; он издан по Царскому списку, см. ВМЧ, октябрь, стб. 2136—2503. О сербском происхождении свидетельствует лексика вроде юнаквица, шестаквица. В сборнике конца XVII в. из городской библиотеки Лейпцига содержится отрывок из этого перевода с припиской, которую опубликовал Яцимирский (1921, с. 538). В приписке говорится, что перевод был выполнен на Афоне по просьбе сербской царицы Елены, тайно прибывшей на св. Гору (!) в 1347 г. Речь может идти о Елене, жене сербского короля Стефана Душана (1331—1355).

По устному сообщению Рад милы Ковачевич, в сборнике Музея Сербской Православной церкви  43 (Богданович 2560), написанном около 1350 г., содержится особая южнославянская переработка толкований на Апокалипсис.

После захвата Тырнова в 1393 г. турками-османами активная культурная жизнь у южных славян переместилась на несколько десятилетий в Сербию, где при дворе деспота Стефана Лазаревича и в Ресавском монастыре проходила деятельность крупного славянского писателя Константина Костенецкого (ок. 1380—1431). Константину приписывается перевод Песни песней с толкованиями Феодорита Кирского. Текст неоднократно издавался и исследовался (см. библиографию в Главе 1, § 19, № 10). О его использовании при издании Острожской библии см. § 15.

Переведенные в это же время толкования Олимпиодора Александрийского на книгу Иова (см. Глава 1, § 19, № 7), как кажется, тоже используют в качестве основы библейского текста старый перевод Иова. Приводим в качестве образца текста стихи 19:4—5 с толкованиями по рукописи Рыльского монастыря, 1/4 (18), л. 139—139 об.: Се ўбо въ истинў прѣльстихсе азъ. въ мнѣ же въдворисе льстець. глаголати слово еже не подобаеть. а словеса моа прѣльщаютсе. и не о врѣмени. ослабите яко о мнѣ величаетесе. и настўпаете ми въ болѣзни. ОЛІМПІѠДОР. Буди, рече, по вась яко истиннаго пўти прѣльстихсе. и льжў словесы моими. нечьстивь вы правдў въобржаю сьтварати, и не по врѣмени словеса приводити. Егда ўбѡ подобаше вамь сице ми настўпати, оскрьбляюще тако страждўща. И не оставляеть въ тож-де прѣбывати слово. нь и подвизаетсе пакы. положим бо, рече, яко мнѡго бещўміе и бледь. зазираѥте моимь словесемь, нь вамь не подо-баше настўпати аще и сице се имѣло би. нь стыдѣтисе напасти и боятисе поразавшаго. и милость подати величьствў лютымъ. и что се яко стыдѣтесе подобаеть и боятисе; мнѣ мнитсе знаменати зде, яко не грѣх ради толико пострада. еда егоже богъ поражаеть, сы грѣхъ ради въсако страждеть якоже и сьи. нь искўшеніа ради мнѡгых вѣньць. Прѣльстника зде діавола глаголѥть. вьдварает же се вь до-уши прѣльщаемѣи. ПОЛѴХРѠНІЕ. Подобаше ми, рече, древлѥ благочьстію прилежещў, ныня ѡт дѣлъ имѣти дрьзновеніе. се же ўбѡ не сьтворих. лицемѣрствўю же се яко праведникь. кыи есть вамь ѡт сего врѣдь; кая же нўжда осўждати мк яко нечьстива, и настўпати сице страждўщў; ОРИГЕНЪ. Аще и по чинў таковаа сьтворих яко не подобаше. аще и таковь быль би. еда не подобаше вамь зрещим ранъ, гнѡевь, чрьвіи. погыбѣль сўщіимь ўсрамитисе. нь настўпаете ми не щедеще ни милўюще страстіи моих. и не смѣренно ми понашаете. нь наскачюще попирающе поношаете.

Скромный и однообразный лексикон, обычный для катен, затрудняет филологическую оценку текста.

Hosted by uCoz