{{204}}

§ 15. Острожская библия (ОБ)

Как известно, московский печатник Иван Федоров издал первые на Руси точно датированные печатные книги — в 1564 г. Апостол, в 1565 г. Часовник, затем уже в западной Руси в 1569 г. Учительное евангелие, в Заблудове, и во Львове в 1574 г. Апостол и Букварь. В 1575 г. он поступил на службу к князю Василию-Константину Константиновичу Острожскому. В 1576 или 1577 г. в Остроге возник славяно-греко-латинский коллегиум. Ректором этой академии был Герасим Смотрицкий, которому принадлежит второе предисловие в ОБ и стихотворение. В работе над изданием участвовали Василий Андреевич Суражский (Малюшицкий), некий Алексей, протестантский публицист Мотовило, ученые греки Дионисий Палеолог-Ралли (митрополит Тырновский), Евстафий Нафанаил, Феофан Эммануил Мосхопул; известны имена также и других лиц, способствовавших изданию ОБ. В 1578 г. Иван Федоров издал в Остроге Букварь и Новый Завет с Псалтырью (Исаевич 1990).

В 1580 и 1581 гг. здесь была опубликована ОБ (в разных экземплярах встречаются одна или другая из этих датировок).

Текстологические проблемы, с которыми столкнулись издатели в своей работе, точно охарактеризованы в предисловии следующим образом:

1) православным славянам не было известно полное собрание ветхозаветных книг на церковнославянском языке, но из Москвы издателям удалось получить полную Библию, з греческа языка <...> множае пяти сотъ лѣтъ на славенскіи преведеную еще за великаго владимера, крестившаго землю рускую;

2) собраны были Библии и на других языках;

3) между текстами было обнаружено много разногласий;

4) поэтому были предприняты поиски исправных текстов в греческих, сербских и болгарских монастырях;

5) кроме того, был найден «звод» греческой Библии, наиболее близкий к еврейскому и славянскому текстам, которому и решено было следовать.

Как видно, в предисловии отражается верное понимание ситуации; как показывает изучение текста ОБ, предисловие точно описывает предпринятые при издании меры.

На вопрос о том, почему издатели датировали копию ГБ, полученную ими из Москвы через канцлера литовского Михаила Гарабурду, эпохой Владимира Святого, удовлетворительный ответ дал в свое время В. М. Ундольский (1870, с. 9). В большинстве списков Толковых пророков воспроизводится приписка Упыря Лихого 1047 г. с упоминанием имени Владимира Ярославича (1020—1052) (см. § 7). По окончании книги пророка Даниила эта приписка включена в ГБ и Библии 1588 и 1570— 1571 гг. (Описание, т. 1,с. 112—113). В экземпляре Уварова 652 эта запись помещена в виде скрепы на нижнем поле л. 30—124 (см. Леонид 1893, с. 1). Очевидно, что эта запись, скорее всего в виде скрепы, была и в том полном экземпляре Библии, который получили из Москвы острожские издатели, а они ошибочно отождествили Владимира Ярославича с крестителем Руси Владимиром Святославичем.

Некоторые части полученного из Москвы списка были изданы с самыми незначительными поправками, устраняющими очевидные ошибки {{205}}и оплошности писцов. Речь идет о Псалтыри и Четвероевангелии, а также о книгах Иова, Притч, Екклисиаст, Сирахов и Пророков.

В качестве примера охарактеризуем правку в книге пророка Малахии (четыре главы или 55 стихов).

В объеме Малахии ОБ отличается от ГБ в 55 чтениях, и при этом в 36 случаях ОБ разделяет свои особенности с рукописями XV—XVI вв., привлеченными нами наугад для сравнения, это четыре восточнославянских списка: БАН 24.4.28, РНБ, F.I.3, РНБ, F.I.460, Кир.-Бел. 9/134. Эти 36 случаев нельзя оценивать как свидетельство работы острожских исправителей, потому что в полученной ими копии могли быть как раз эти чтения. Среди этих 36 случаев мы видим корректные формы на месте явных ляпсусов ГБ, например (ОБ на втором месте): ѹничьлили : ѹничижили, правда : неправда, начѧтъ ѹбогы тѹждѧ : начатокъ богомъ чюждимъ, сохранисмь : съхранихомъ. Встречается здесь также изменение формы, например: привѣсте : приведосте, ѹстнѣ іереови : ѹстнѣ іереовѣ, богови : богѹ и т. п.; пропуски, добавки и замены слов: вы : вы же, и истьлисте : истлисте, раба его : раба моего и т. п.

19 случаев неизвестны другим привлеченным восточнославянским спискам, так что они могли быть введены острожскими исправителями. Один из них представляет собою просто опечатку (1:4 разарисѧ : разорихсѧ), четыре вводят орфографическую нормализацию (1:7 скврьньны : скверны, 1:10 възнѣтите : възгнѣтите, 1:11 тьмьѧнъ : ѳеміамъ, 3:6 измѣнўсѧ : измѣнѧюсѧ), в шести случаях отражается новое понимание лексико-грамматической нормы (1:8 ти : твоего, 2:1 слышите : ѹслышите, 2:13 от трўдъ : от трўдовъ, 3:10 скончѧсѧ : искончасѧ, 3:18 междў неработающюю : междў неработающаѧ, 4:6 ѹражю : поражю). В восьми случаях произведены перемены содержательного характера: 1:6 вы : на вы, 1:10 ѡ васъ : от васъ, 2:11 и смѣритсѧ : смиритсѧ, 3:9 вы ѡбльщаете : бо обольщаете, 4:1 стъблье : яко стебліе, 4:1 дьнь : дьнь господень, 4:1 не имать : и не имать, 4:1 корѧ ни лоза : корени лоза. Лишь в одном из этих случаев поправка издателей совпадает с греческим оригиналом, но совпадение это вполне случайно (прибавка союза и в 4:1), все другие поправки меняют правильное чтение на неправильное. Следовательно, они были введены в текст без обращения к греческому источнику методом рационалистической конъектуры. Замена тьмьѧнъ на ѳеміамъ тоже говорит о том, что греческий текст использован не был, иначе в первом слоге не появился бы гласный е, ср. греч. θυμίαμα.

Незначительны были перемены в книгах 1, 2 и 3 Ездры, Неемии, Товита и Иудифи, переведенных для ГБ с Вульгаты. Оригиналом для 3 Ездры является латинский текст, обозначенный в Вульгате как Четвертая книга Ездры, тогда как греческой версии этой книги не существует. Для правки остальных названных книг LXX могла служить источником, но в Товите и Иудифи между латинской и греческой версиями существуют большие текстовые расхождения, тогда как в 1 и 2 Ездры и Неемии между двумя версиями наблюдаются довольно запутанные соотношения в расположении тождественных текстовых пассажей. Внося поправки в текст книг 1 и 2 Ездры и Неемии, острожские издатели от случая к случаю обращались к греческому оригиналу. При сверке книг Товита, Иудифи и 3 Ездры они ограничились Вульгатой.

Иначе обошлись издатели ОБ с другими текстами, также переведенными для ГБ с Вульгаты, т. е. с книгами 1 и 2 Паралипоменон, 1 и 2 {{206}}Маккавейскими, Премудрости Соломона, главами 1—25 и 46—51 Иеремии. Местами здесь оставлен прежний текст без каких-либо перемен и даже иногда с удержанием ошибок ГБ, местами текст столь существенно переработан по греческому оригиналу, что нужно говорить о новом переводе. Приведем для примера два пассажа из Иеремии, в которых отразилось это различие редакторских приемов.

(1) ГБ, Иер. 10:2—5.

сіа рече гь. по пўти языкъ не мознте ўчитисѧ и ѡ1 знаменіи нбсныхъ не мозите страшитисѧ иже2 страшатсѧ языцы: иже3 законы людемь4 сўетны сўть. иже5 древо6 от листвіа7 предпадет8 дѣло рўкы ѹмодѣлника въ лагирѣ. сребро9 и злато10 ўкраси того: гвоздьми и молоты сложилъ да не разоритсѧ. в подобіе финикў скована сўть и не възглють.

{{Разночтения ОБ: 1 от.2 ихже. 3понеже. 4 людін.5 Нет. 6 Доб. бо.7 лѣса (de saltu, ἐκ τοῦ δρυμοῦ), 8 высѣкъ (praecidit, ἐκκεκομένον). 9сребромъ. 10златомъ.}}

Как видно, поправки ОБ распространяются лишь на языковые формы (оставлено, впрочем, полногласие молоты), попытки привести славянский текст в соответствие с греческим незаметны.

(2) Иер. 47:2—6

ГБ

ОБ

се воды въсходѧть от сѣвера: и будутъ яко потокъ волнующи: и покрыютъ землю и исполненіе еѧ: градъ и ѡбители его. възовуть члцы и възрыдають вси ѡбитатели земстіи от топота гордынѧ оружникомъ и бранникомъ его от съдвигненіи колесницъ его и мнѡжества колесъ его не разъсмотришѧ отцы сновъ рукъ безчинныхъ ради пришествіа гнѧ в которомъ испокастѧтсѧ вси фиолстимлѧне и разоритсѧ тиръ и сидонъ съ всѣми ѡстанкы помощникъ своихъ ѡбезлюдилъ бо есть гь палестины. ѡстанцы ѡстровъ кападокіискыхъ приіиде плѣшь на газамъ умолча асколонъ и ѡстанкы долъ ихъ доколѣ посѣчеши ѡ мечь гнь доколѣ не покоишисѧ; вниди въ-лагалище твое прохладисѧ и ѹмолчи

се воды възыидутъ от полунощи, и будутъ яко потокъ волнующіи. и покрыют землю, и яже на неи, градъ, и живущаѧ в немъ възопіютъ дюіе, и въсплачутсѧ вси живущеи на земли, от шума гордости въоруженых, и воинъ его от грѣмѣніѧ колесниць его и множества колъ его не огледахусѧ отцы на сны, опустивши руцы пришествіѧ ради дне, воньже погибнутъ вси иноплеменницы. и размещетсѧ тѵръ и сидонъ, съ всѣми прочими помощники своими. яко испленилъ есть гь палестины, останки острова кападокіиска. пріиде плѣш на газу, ѹмолче аскалонъ, и останки ѹдоліѧ ихъ. и доколѣ сѣщи будеши ѡ мечю бжіи, и доколѣ не ѹпокоишисѧ, вниди в ножны своѧ, почіи и помолчи

 

Вполне очевидно, что в ОБ новый перевод.

В новом переводе с греческого оригинала дана в ОБ Есфирь, но ее неканоническая часть, обнимающая главы 10—16, не вошла в печатное издание. Перевод книги основан на работе Максима Грека (см. § 14).

{{207}}Впервые в ОБ появилась еще одна ветхозаветная неканоническая книга — 3 Маккавейская, известная греческой и неизвестная латинской традиции. В особом предисловии к этой книге острожские издатели указали, что им были известны только греческий и чешский тексты этой книги. Согласно Фрейдгофу, перевод сделан с греческого оригинала с использованием в отдельных случаях чешского текста по изданию Мелантриха, которое было впервые осуществлено в 1511 г., а в 1577 г. было напечатано в пятый раз (Freidhof 1972a, S. 58—61). Утверждение И. Е. Евсеева (1916, с. 92—93), что книга переведена с чешской Кралицкой библии, в его работе подтверждения не получило. Оно к тому же и кажется невероятным, потому что пятая часть Кралицкой библии с 3 Маккавейской была издана лишь в 1588 г. (Флоровский 1946, с. 244).

В переработанном виде представлены в ОБ и те части, которые имели богатую рукописную традицию, а именно Восьмикнижие, Апостол и Апокалипсис. Можно думать, что при их подготовке к изданию были использованы дополнительные рукописные источники (Евсеев 1916, с. 79—83, 85, 95). Действительно, Бытие по ОБ отличается множеством вариантов от ГБ, среди них заметную группу составляют такие, которые чужды восточнославянским спискам Бытия и известны южнославянским. Вот, например, перечень совпадений ОБ с южнославянскими списками при расхождении с ГБ на участке текста Быт. 40:1 — 11 (сведения о рукописях взяты из издания Михайлова 1900, чтение ГБ на первом месте): гну црю: гсдну ихъ црю, разгнѣвасѧ : и разгнѣвасѧ, введенъ : въверженъ, скупи : съвъкупи, влез : въніде, смѧтена : смущенна, рѣста : ему рекоста (так в ОБ, в южнослав. списках рекоста ему), чѧша виннаѧ : чаша фараонова, в руцѣ фараѡни : въ руцѣ фараону.

Но результаты этого сопоставления трудно интерпретировать, потому что рядом с ними мы видим в ОБ немалое число вариантов, либо вообще неизвестных рукописной традиции, либо известных как раз восточнославянским рукописям. Примеры первого рода в названном пассаже: старѣишина житарескъ : старѣишина житарскъ евнухистъ, дни мнѡгы : дни нѣкіѧ, рабичищу : евнуху. Пример второго рода: видѣста сонъ ѡбои кождо сонъ ихъ : видѣста оба кождо ихъ сонъ. По всему тексту Восьмикнижия проведена замена слова сунъ на столпъ, пусти на посла, пастухъ на пастырь, требникъ на олтарь, влѣзе на вниде и т. п., т. е. слов «симеоновских» на «кирилло-мефодиевские». Это явление Евсеев (1916, с. 81—82) оценивает как доказательство использования при подготовке ОБ южнославянских рукописей, но можно, конечно, думать, что в этих заменах сказалось свойственное острожским редакторам понимание лингвистической нормы.

Сходные результаты дает сравнение текста Апокалипсиса по ГБ, ОБ и нескольким спискам XIII—XVI вв. (сравнение опирается на материалы работы Алексеев, Лихачева 1987а).

Прежде всего выявляется группа совпадений с текстом Нового Завета свят. Алексея, а именно (чтение ГБ, как и прежде, на первом месте): 2:1 глѧ : нет, 2:2 не можеши : и яко не можеши, 2:5 аще ли же ни : аще ли ни, 2:10 придти : пострадати, 2:12 вѣмъ : вѣмъ дѣла твоѧ, 2:13 мученикъ: свѣдѣтель, 2:17 дамь ему: дамъ, 2:17 камень бѣлъ драгь : камень бѣл, 2:19 тръпѣніе : тръпѣніе твое, 2:21 любодѣаніа : любодѣиства, 2:23 дамъ единому : дамъ вамъ, 2:23 по дѣломъ : по дѣломъ вашимъ, 3:9 от соньма : от сонмища.

{{208}}Но, кроме того, Апокалипсис в ОБ сближается с группой южнославянских рукописей, т. е. с сербским текстом и хорватским глаголическим бревиарием: 2:1 ходѧ : и ходѧи, 2:6 азъ ненавижю : и азъ ненавижу, 2:10 ничьтоже : ничесоже, 2:13 убіенъ вами : ѹбіенъ бысть в вас, 2:14 имамъ на тѧ : имамъ на тѧ мало, 2:20 жьртвы : жрътву, 2:24 от нихъ: сатанины, 3:3 и приду : пріиду на тѧ, 3:10 на вселеную всю : на всю вселеную.

Из совпадений с другими рукописями особо значительны общие чтения с русским списком середины XVI в. БАН, Плюшкина 146, 2:9 власф иміѧ: хулы, 2:15 такоже ненавижю : ненавижу, 2:18 мѣди ливаньстѣи : мѣди халколивановѣ, 2:22 се : се азъ, 3:1 и мртвъ : а мртвъ, 3:10 от годины : от годины искушеніа. Этот список из собр. Плюшкина соединяет в своем тексте особенности как южнославянских списков, так и Нового Завета свят. Алексея (Алексеев, Лихачева 1987а, с. 14—15). Можно предположить, что издатели пользовались своими источниками не непосредственно, а через список типа Плюшкина.

Но как и в Бытии, совпадения ОБ с этими источниками не заходят так далеко, чтобы разделить все особенности того или иного источника. Поэтому нельзя быть уверенным в том, что все особенности ОБ восходят к тем или иным славянским источникам, а не возникли независимым путем при переработке текста по греческому источнику.

Анализ Песни песней в ОБ оказывается особо поучителен по двум причинам: во-первых, этот небольшой текст изучен на сегодня полнее других библейских книг, во-вторых, при его переработке для ОБ было привлечено наибольшее количество источников. При сопоставлении с наличными славянскими переводами Песни с несомненностью выявляется, что в основе ОБ лежит восточнославянский толковый перевод XII в. (см. § 9), т. е. текст ГБ. Издатели ОБ восполнили недостающие стихи и части стихов, некоторые части подвергли существенной переработке, так что всего 18 стихов Песни из общего числа 116 стихов полностью совпадают в ГБ и ОБ (а именно 1:8, 2:6, 8, 12, 3:7, 4:10, 15, 5:6, 15, 6:9, 7:8—12, 8:3, 7). Иногда ОБ удерживает ошибки или неудачные чтения ГБ, ср. 1:8 кони мои въ колесницы фараоновѣ ѹподобих тѧ, между тем в греческом оригинале дат. пад. τῇ ἵππῳ (ἡ ἵππος «кобылица» или «конница»), что отражено другими переводами Песни: конемъ моимъ ЧП, коню моему КК.*{{[34] ЧП — четий перевод Песни песней (§ 5), КК — перевод Константина Костенецкого (§11).}} В стихе 8:6 положиша мѧ яко печать ОБ снова повторяет ошибку ГБ, в оригинале повелительное наклонение θές, ср. положи ЧП. В 4:9 ѹсръдны насъ сътвори ОБ повторен буквальный и малоудачный вариант ГБ (впрочем, местоимение мѧ исправлено на насъ в соответствии с греч. ἡμᾶς), тогда как греч. ἐκαρδίωσας удачно передано в ЧП ѹязвила еси срдце наше.

Расхождения в тексте между списками толкового перевода Песни невелики, но близость ОБ к ГБ видна и в этом случае, ср. 3:7 вси имущи оружіѧ наострени на брань ОБ, ГБ, в других списках научени на брань.

А. В. Горский и К. И. Невоструев при сравнении Песни в ОБ с текстом ГБ констатировали, что книга дана в ОБ «в ином переводе» (Описание, т. 1, с. 76). Лишь рассмотрение Песни в ОБ на фоне всей рукописной традиции позволяет высказать уверенные суждения о характере текста. Между тем нет ни одного стиха Песни, который бы полностью совпал в ОБ с каким-либо иным славянским переводом.

{{209}}Ср. 2:2 яко кринъ въ терніи тако искрьнѧа моѧ посреди дъщереи ОБ, якоже крінъ посрѣдѣ тръніа тако искрънѣа моа посрѣдѣ дъщерь ЧП, ὁς κρίνον ἐν μέσῳ ἀκανθῶν οὕτως ἡ πλησίον μου ἀναμέσων τῶν θυγατέρων LXX. Перевод ἐν μέσῳ черезъ въ, как это сделано в ОБ, кажется не вполне точной передачей греческого оригинала; впрочем, можно думать, что редакторы ОБ пытались избежать повторения одного и того же предлога, как это сделано в четьем переводе, потому что различаются греческие предложные выражения.

С четьим переводом нет полного совпадения ни в одном стихе Песни по ОБ, однако в 36 стихах влияние этого перевода заметно (1:1—3, 12, 14, 2:2, 4, 14, 3:4—6, 10, 11, 4:1—3, 6, 8, 12, 14, 16, 5:1—3, 9, 17, 6:4—6, 8, 10, 12, 7:1, 4, 8:6, 11). При этом можно выявить в ОБ следы пользования рукописями восточнославянского извода Песни. Так, в 6:8 благословиша ОБ отражает чтение восточнославянских списков, тогда как в южнославянских читается блажиша (греч. ἐμακάρισαν); в 4:3 и 6:6 выражение обращеніе (оброщеніе) шипка ОБ восходит к восточнославянским спискам, в южнославянских корректное чтение облѹщеніе шипка (греч. λέπυρον ῥόας «кожура яблока»); выражение скоролуплѧ родіа в толковом переводе показалось издателям ОБ неясным, на самостоятельный перевод они не решились.

Влияние на текст ОБ толкового перевода Константина Костенецкого отчетливо сказывается в немногих стихах, но оно несомненно. Ср.:

1:7 изыди ты въ пѧтахъ паствъ ОБ, въ петах паств КК, запѧть стадъ ЧП, нет в ТП, *{{[35] ТП — толковый перевод Песни песней (§ 9).}}ἐν πτέρναις τῶν ποιμνίων LXX
3:10 въсклоненіе его злато ОБ, въсклоны КК, възлежаніе ЧП, нет ТП, ἀνάκλιτον LXX
3:10 каменое простреніе ОБ, каменіи прострътіе КК, камыкомощеніе ЧП, камѧно постьлано ТП, λιθόστρωτον LXX
7:5 багрѧница царьска свѧзана ОБ, КК, багоръ царь свѧзанъ ТП, порфира царь ѹвѧзанъ ЧП, πορφύρα βασιλεὺς δεδεμένος LXX
8:5 тами поболѣ мати твоѧ ОБ, тамо боѣзнова тѧ мати твоа KK, тѹ прижи тѧ мати твоа ЧП, тамо роди тѧ мати моа ТП, ὠδίνησε LXX. Важнее, чем выбор однокоренных глаголов поболѣти и болѣзноватн, совпадение между ОБ и КК в предпочтении эвфемизма простовато-натуралистическим средствам ЧП и ТП.

Однако утверждение И. Е. Евсеева (1916, с. 90—91) о том, что основой текста Песни в ОБ является перевод Константина Костенецкого, остается ошибочным. В обоснование своего взгляда Евсеев привел стихи 1:6—8, 10—13, 16, совпадающие в ОБ и в списке КК 1781 г. В действительности совпадения эти следует объяснять тем, что в указанном списке текст Песни был отредактирован по ОБ. Редактирование рукописных текстов по печатному изданию ОБ приобрело массовый характер в XVII—XVIII вв. Список 1781 г. был собственностью И. Е. Евсеева, его местонахождение сегодня неизвестно, так что судить о его тексте остается по тем немногим стихам, которые опубликовал в свое время сам Евсеев. Из них видно, что список 1781 г. при несомненном сходстве с ОБ заметно расходится с другими известными списками этого перевода. Ср. 1:16 перклади домў нашего кедровыѧ и столѧ кипариснаѧ ОБ, преклади домовъ нашихъ кедровыѧ, дски {{210}}наши кипарисныѧ список 1781, бръвна храмов наших кедріи, дъскопокровіа наша кипариси КК, список XV в. (Минчева 1989).

Как указывалось (§ 11), перевод Константина Костенецкого неизвестен восточнославянской рукописной традиции, а это значит, что сообщение издателей ОБ в предисловии о поисках ими рукописей в монастырях Сербии и Болгарии является достоверным.

Влияние других славянских источников сказывается значительно меньше в тексте Песней ОБ. Так, в отдельных случаях можно подозревать влияние издания Франциска Скорины.

2:3 посредѣ друвесъ лѣсныхъ ОБ, посредѣ древіем лесным Скорина, в дрѣвех лѫга ЧП, въ дрѣвѣхъ села ТП, в дрѣвесѣхъ лўжных КК, ἐν τοῖς ξύλοις δρυμοῦ LXX

4:2 стада пострижены ОБ, стада овець пострыженыхъ Скорина, стада острижена ЧП, нет ТП, стада остриженых КК, ἀγέλαι тῶν κεκαρμένων LXX

7:2 чаша <...> не требўющіѧ черпаніѧ ОБ, репица <...> нетребўющаѧ питіѧ Скорина, чѣша <...> не лиши сѧ пива ЧП, чѧша <...> не лишаема черпаніѧ ТП, кратиръ <...> нелишаемь раствореніа КК, κρατὴρ μὴ ὑστερούμενος κρᾶμα LXX.

Однако эти совпадения ОБ и Скорины могли возникнуть и независимо при стремлении точнее передать греческий оригинал и в условиях сходной языковой среды.

Особенностью Песни песней в ОБ является введение кратких пояснений, которые придают тексту характер комментированного перевода. Случаи эти немногочисленны, но заслуживают особого внимания, потому что представляют собою принципиальное новшество в истории славянского библейского перевода. Комментированный перевод стал применяться в Европе при распространении Библии на народных языках для домашнего внецерковного употребления. Он, в частности, был хорошо знаком создателям библейских текстов на чешском и польском языках в XV—XVI вв. (см. Kwilecka 1979), откуда попал в издания Франциска Скорины. В тексте Песни в ОБ три случая комментированного перевода, один из них может быть поставлен в связь с глаголическим текстом Песни, два — с изданием Песни Франциска Скорины:

1:11 масть драгаѧ ОБ, масть многоцѣнна Глаг, нардъ, нарда, нардо, нардус в других переводах, νάρδος LXX

5:7 взѧша верхнюю ризў ОБ, плащъ Скорина, главотѧжѫ ЧП, покровъ ТП, одѣніе КК, θέριστρον LXX

7:5 кармилъ гора ОБ, гора карьмель Скорина, кармиль в других переводах.

Заключая характеристику филологических приемов издателей Острожской библии, рассмотрим их работу над стихом 3:6 Песни песней.

ОБ: что сіа въсходащіа ѡт пустыни, яко стебло дымитса кадѧщее сирна и ливан, и ѡт всѣхъ вонь мироварца.

ТП: змирна и ливанъ ѡт всѣхъ вонь мѵрныхъ.

КК: кто сіа въсходещіа ѡт пўстине, яко стъбло дыма покаждена змўрною и ливаном ѡт всѣх прахов мѵроліателѧ.

ЧП: {{211}}кто есть въсходаи ѡт пѹстынѧ, яко стльпъ дыма, окажденъ змірноѫ и ливаномъ ѡт всего праха мѵротворьця.

LXX: τίς αὕτη ἡ ἀναβαίνουσα ἀπὸ τῆς ἑρήμου, ὡς στελέχη καπνοῦ τεθημιαμένη σμύρναν καὶ λίβανου ἀπὸ πάντων κονιορτῶν μυρεψοῦ;

Как видно, издатели ОБ постарались сохранить в неприкосновенности ту часть стиха, которую они заимствовали из копии Геннадиевской библии, поэтому они отдали предпочтение слову вонѧ и сохранили форму смирна вместо ожидаемого вин. пад. смирнў. Прилагательное мирныхъ они заменили все же на существительное мироварца в соответствии с греческим оригиналом и чтением мѵротворьца или мѵроварца ЧП. При выработке остальной части стиха они использовали КК и ЧП, не исключено, что в том списке ЧП, каким пользовались издатели, также стояло слово стьбло, а не стльпъ, как дают дошедшие до нас списки. Предпочтение жен. рода в выражении сіѧ въсходащіѧ продиктовано греческим оригиналом. Трудно, однако, объяснить формы что и дымитсѧ в ОБ, для которых нужно предполагать в греческом τί и καπνοῖ, чего не дают известные на сегодня источники греческого текста. Ничем не мотивировано введение союза после слова ливан. Таким образом, метод филологической работы острожских издателей был эклектический.

Что касается греческого оригинала, который был использован в Остроге, то вопрос этот решается следующим образом. Как было сказано в своем месте (Глава 4, § 5), к 1580 г. существовало два изданных греческих текста Св. Писания: первый представлял собою Альдинскую библию 1518 г. и ее перепечатки, второй — Комплютенскую полиглотту 1514—1517 гг. и ее антверпенскую перепечатку 1569—1572 гг. Различия между текстами двух изданий обусловлены тем, что для них были использованы разные рукописные источники и введены разные конъектуры. Исследователи Острожской библии обычно утверждают, что в ее тексте отразилось знакомство с обоими греческими текстами (см.: Рождественский 1880; Лебедев 1890; Юнгеров 1910, с. 425-430), однако вероятность использования комплютенского текста несравненно меньше вследствие большого объема полиглотт и их незначительного тиража. В тексте Песни песней ОБ совершенно отчетливо обнаруживается использование только альдинского текста.

В греческом тексте Песни песней по Библии Альда Мануция отмечено 11 чтений, неизвестных рукописной традиции Септуагинты; они представляют собою конъектуры венецианских издателей. Эти чтения отмечены в издании Септуагинты Холмса-Парсонза (HP), все они отразились в ОБ. Вот наиболее выразительные примеры:

2:17 на горы окрестныѧ ОБ = ἐπὶ ῟oρη κυκλωμάτων Альд. : на горах глѫбины ЧП, на горы ѹдоліи ТП = ἐπὶ ῟oρη κοιλωμάτων LXX

4:13 сади шипковъ ОБ = παράδεισοι ῥοῶν Альд.: раи ЧП, ТП = παράδεισος LXX

5:11 глава его злата глава ОБ = κεφαλὴ αὐτοῦ χρυσίον κεφαλή Альд.: глава его злата кафаць (кефазь) ЧП, ТП = κεφαλὴ αὐτοῦ χρυσίον κεφάζ LXX и т. д.

Никаких следов использования комплютенского текста в Песни песней по ОБ не обнаруживается, индивидуальные чтения этого издания {{212}}игнорируются. В одном из экземпляров ОБ, хранящихся в РГБ (инвентарный номер 1461), «недостойный монах Феодот» оставил в 1592 г. запись следующего содержания: «Князь Константин имея великое тщание о сих книгах мнози сбирая со всех стран языка словеньского и ни едина обретеся совершена в книгах Ветхаго Завета. И ин етер того же князьства испыта пяти язык Библии ев[рей]ского, халдейского, еллиньского, латыньского и сирьского. И тех всех словеньская Библия исправна и чиста есть отблудов и измен иноверцов» (Немировский 1985, с. 450). Речь идет о пятиязычной Антверпенской полиглотте. Неясно, однако, содержит ли эта запись свидетельство об использовании этой полиглотты при подготовке ОБ или же «испытание» произведено было после издания ОБ до составления записи кем-то другим, не принимавшим участия в издании, о ком сказано: «ин етер того же князьства». Во всяком случае до исследования всех прочих книг ОБ на фоне славянской рукописной традиции нельзя с полной уверенностью отрицать возможности использования комплютенского текста.

Пользуясь греческим оригиналом, издатели ОБ устранили ошибку ГБ в стихах 2:9, 17, 4:5, 7:3, 8:14 Песни, где переводчик толкового перевода читал в своем греческом оригинале νεῦρον «нерв, жила» вместо νεβρός «олененок», ср.: Подобенъ есть брат мои серѣ и жилѧм еленѧмъ ГБ, младў елени ОБ.

В некоторых чтениях дан более естественный перевод, например:

5:4 чрево мое ѹжасесѧ ЧП, ѹдивисѧ ТП, въстрепета ОБ, ἐθροήθη LXX, хотя греч. θροέω скорее значит «приходить в ужас», перевод ОБ стилистически выглядит более убедительным;

8:13 дрѹзи зрѧще ЧП, дрўзи въпиюще ТП, дрўгіѧ вънемлющіѧ ОБ, ἑταῖροι προσέχοντες LXX, где греч. προσέχω значит «обращаю внимание, воспринимаю».

Такой же характер имеют лексико-семантические замены, проведенные по всему тексту, например:

2:17, 4:6 стѣневе, стѣніа ЧП, ТП, сѣни ОБ, σκιαί
3:2 на широкыхъ ТП, на стогнахъ ОБ, ἐν ταῖς πλατείοας
3:9 носило ЧП, ТП, носильникъ ОБ, φορεῖον
4:2, 6:5 банѧ ЧП, ТП, кўпель ОБ, λουτρόν
4:11 вонѧ ЧП, благовоніе,блдгоўханіе ОБ, ὀσμή
5:10 рѹсъ ЧП, черменъ ГБ, красенъ ОБ, πυρρός
5:13 чаша ЧП, съсўдъ ТП, фіалы ОБ, φιάλαι
5:14 дъщица ЧП, керстица ТП, бўква ОБ, πυξίον
7:1 монисто ЧП, ТП, ѹсерѧзи ОБ, ὁρμίσκοι
7:1 хытрьць ЧП, ТП, хўдожникъ ОБ, τεχνίτης
8:9 забрала ЧП, сѣны ТП, стрѣхи ОБ, ἐπάλξεις.

Столь точные по значению и стилистике замены не могли быть сделаны без ясного понимания содержания текста и без обращения к греческому оригиналу. Своей лингвистической стороной они объективно отражают сложившиеся к концу XVI столетия нормы церковнославянского языка.

Однако в стремлении улучшить текст Песни песней издатели ОБ не убереглись от ошибок. Ср. 5:14 рўцѣ его наполнены дерзости ОБ, тарсисъ, фарсись ЧП, ТП. Греч, θαρσίς представляет собою непереведенный {{213}}гебраизм, его значение «хризолит топаз»; издатели спутали это слово с θάρσος «дерзость». Эту же ошибку допустили в X в. болгарские переводчики в Дан. 10:6 тѣло емѹ дръзостію прѣпоѧсано (Евсеев 1905, с. 136).

Подробный анализ приемов перевода и редактирования, примененных в ОБ к библейским текстам с богатой рукописной традицией, возможен сегодня лишь в объеме Песни песней, с определенными оговорками сделанные здесь выводы могут быть распространены и на другие части библейского кодекса. Громадный рукописный материал все еще ожидает своего изучения и сравнения с текстом ОБ.

Большой научный интерес представляет и затронутый выше вопрос о лингвостилистических навыках острожских филологов. Книгопечатание с особой категоричностью выдвинуло пробему всесторонней унификации и стабилизации текста. Прежде всего была осознана необходимость в орфографической нормализации, однако из приведенных выше примеров видно, что издателям ОБ приходилось также заботиться о стабилизации лексико-семантической нормы. Немало интересных наблюдений над языковой практикой острожских филологов уже сделано в работах Булича (1893) и Фрейдгофа (1972), но стоит еще раз подчеркнуть основные тенденции словоупотребления, отразившиеся в языке ОБ.

Прежде всего обращает на себя внимание последовательное устранение латинизмов, попавших в ГБ вместе с переводами с Вульгаты. Например:

2 Пар. 9:1 в енигмдтибўсь : въ гаданіихъ
Иудифь 3:1 легати : мўжи послы
3  Езд. 5:8 каось (лат. chaos, на поле глосса пропасть): труси
3 Езд. 5:8 монстрўм (глосса чюдеса): днвнаѧ, и т. п.

В одних случаях устранение лексических и семантических латинизмов обусловлено использованием греческого оригинала, в других случаях оно основано на стремлении сделать славянский перевод более точным. Вот несколько примеров:

Неем. 7:5 магистратўсъ : кнѧзь, ἄρχων
2 Пар. 9:4 жрътва, victima : всесъжженіе ὁλοκαύτωμα
Прем. 18:1 свѧтыи, sanctus : преподобный ὅσιος
Неем. 7:4 широкъ многъ, nimis : широкъ зѣло
Тов. 4:6 ѡт сўщества (ex substantia) твоего сьтвори милостыню : ѡт имѣніѧ же твоего твори милостыню
Иудифь 3:2 разяреніе, indignatio : гнѣвъ.

Другая тенденция заключается в устранении некнижных лексем, имеющих в Геннадиевской библии восточнославянское обиходно-просторечное происхождение, например:

Иудифь 3:1 волость, provincia : предѣлъ
2 Пар. 9:1 которыѧ : иже
Иудифь 3:8 бои, bellum : брань, и т. п.

Третья тенденция, как кажется, заключается в замене редкого обычным, вненормативного нормативным, т. е. имеет стилистический характер. {{214}}Вследствие этого интерпретация материала этого рода с полной надежностью крайне затруднена, ср.:

Иудифь 3:2 повинни бўдем тебѣ, subditi simus tibi: поручни бўдемъ тебѣ
Иудифь 3:7 конники, eques : всадники
Быт. 40:10 делвы : лѣторасли.

Обзор текстовой и языковой правки, осуществленной при подготовке ОБ к изданию, можно заключить следующими выводами.

Действительно, издатели провели текстологическое обследование книг, составивших корпус Геннадиевской библии, сообщение об этом в предисловии соответствует истине. Копия ГБ составила основу их работы, причем одни тексты были аккуратно копированы без обращения к оригиналам, другие — заметно переработаны с использованием греческого и латинского оригиналов, отдельные тексты и части текстов были переведены заново. Наконец, некоторые тексты были сопоставлены со славянской рукописной традицией и исправлены методом конъектуральной критики.

Филологические приемы, какими пользовались острожские издатели, не могут быть признаны удовлетворительными с позиций современной филологии. Не так уж трудно было, к примеру, установить достоинства четьего перевода Песни песней и именно его положить в основу издания, именно так поступил Матфей Десятый при работе над своим сборником библейских книг в 1502—1507 гг. (см. § 14). Очевидно, что издатели ОБ стремились по возможности держаться той копии ГБ, которую они получили из Москвы и оценивали как древнейшую славянскую Библию. Методы конъектуральной критики господствовали в филологии вплоть до эпохи исторической критики Карла Лахманна. Как уже упоминалось, например, Эразм Роттердамский для своего издания греческого Нового Завета использовал несколько случайных рукописей, а лакуны в Апокалипсисе восполнил переводом с латыни. Позже издатели Елизаветинской библии 1751 г. использовали текст ОБ как основу издания, а поправки в него вносили из славянских, греческих и еврейских источников на основе рационалистической критики (Елеонский 1902, с. 21). Так, в Песнь 5:11 власы его широки (ОБ) прилагательное широки заменено на кўдрявы согласно евр. תַּלְתַלִּים «отвислые ветви». Между тем в ОБ слово широки является конъектурой: в греческом тексте стоит ἐλάται «ели», что опущено в ГБ и точно передано в четьем переводе еліе. Вероятно, издатели ОБ сочли, что правильное греческое чтение должно быть πλατεῖς.

Латинская Вульгата непосредственно или через ГБ оказала влияние на порядок расположения книг в ОБ, на установление состава отдельных книг (как это в случае с 1—2 Ездры и Неемии), членение книг на главы. По-видимому, из Вульгаты же были заимствованы указания на параллельные места, изредка помещаемые на полях ОБ.

Греческий текст LXX, не использованный при создании ГБ, нашел себе применение в работе острожских издателей по его венецианскому изданию 1518 г. или в одной из перепечаток этого издания. В переводе с греческого появились 3 Маккавейская книга и Есфирь, отдельные части других книг. Основная часть библейского корпуса была проработана по греческому оригиналу, в том числе и книги, переведенные прежде с латыни. {{215}}Острожские филологи стремились вернуть славянскую Библию к ее первоначальному истоку — греческому тексту, но на этом пути им не хватило решительности.

Гораздо меньшим для выработки славянского текста в ОБ было значение двух других источников — чешской Библии в издании Мелантриха и Библии русской Франциска Скорины. Из этих источников острожские издатели усвоили некоторые приемы обработки текста, характерные для ренессансных изданий (см. Горфункель 1985, с. 66—76). Это выразилось в ОБ введением комментированного перевода и эвфемистическим сглаживанием отдельных выражений.

Несмотря на достаточно высокий для своего времени уровень филологического исполнения ОБ, несмотря на хорошую обеспеченность всего предприятия печатными библейскими изданиями, несмотря на подбор славянских рукописей из южнославянских собраний, — несмотря на все это, лишь использование копии ГБ в качестве основного источника позволило успешно решить задачу издания такого библейского свода, который воплощал в себе главную текстологическую традицию славянского текста Св. Писания. Объемом своего рукописного фонда острожская комиссия не могла соперничать с новгородским владычным скрипторием. Следовательно, за немногими исключениями, текстологическое значение ОБ в истории славянского Св. Писания оказывается производным от текстологического значения ГБ. Использование острожскими издателями дополнительных славянских источников производилось свободно и непоследовательно, судить о качестве этих источников в том случае, когда они до нас не дошли, по тексту ОБ не представляется возможным. ОБ не может рассматриваться как свидетель доострожской рукописной традиции. Если же эта традиция известна из других источников, независимых от ОБ, оказывается возможным определить отношение к ней текста ОБ (как в случае с Песней песней).

После издания ОБ у западных и южных славян прекратилось печатное воспроизводство библейских текстов, так что ОБ стала единственным авторитетным выразителем основ вероучения для православного славянства (Евсеев 1916, с. 105—106). Одновременно она получила значение языкового образца и носителя языковой нормы, она послужила источником нормативных парадигм в грамматике Мелетия Смотрицкого 1619 г., которая определила формы церковнославянского языка в XVII—XIX вв. Значение западнорусских земель как центра общеславянской образованности XVI—XVII вв. было в немалой степени связано с Острожской библией.

В отличие от Франциска Скорины, издатели ОБ не стремились порвать с церковнославянской традицией и выработать текст Св. Писания на новом упрощенном литературном языке. В условиях диалектного, культурно-исторического и церковного разобщения славянских земель церковнославянский язык и общий фонд библейских текстов являлись сильным фактором сохранения вероисповедного единства и этнического самосознания. ОБ более чем какой-либо иной культурный феномен этой эпохи выразила стремление к общеславянскому единству и долго поддерживала иллюзии о возможности достижения такого единства. Вместе с тем как ни одно другое произведение славянской письменности ОБ совмещает в себе традиционное славянское наследие с элементами европейской культурной традиции в той степени, как они отразились в тексте Вульгаты, в практике переводов Св. Писания на национальные языки, {{216}}в практике подготовки печатных изданий Библии в Европе, в практике толкования и общественного использования библейских текстов.

После издания ОБ прекращается переписка четьих текстов Св. Писания, библейский текст большинства толковых рукописей с конца XVI в. начинает изменяться в согласии с текстом ОБ, полный библейский кодекс под одним переплетом становится основной формой текста Св. Писания. ОБ подвела итог семивековому периоду рукописного существования текста Св. Писания у славян и стала основой для последующей печатной продукции. Явившись как частное предприятие князя Константина Острожского и группы образованных лиц, ОБ получила официальное церковное признание в Московском патриархате при перепечатке в Москве в 1663 г. (так называемая Первопечатная Библия). Она же послужила основой нового отредактированного издания 1751 г., так называемой Елизаветинской библии (по имени русской императрицы). С небольшими поправками этот текст перепечатывается до сих пор и используется в литургической практике славянских православных Церквей.

 

Hosted by uCoz