СЛОВО К ЧИТАТЕЛЮ

Псалтирь — любимейшая книга нашего народа. Кроме Евангелия, трудно было бы назвать более близкие и дорогие для верующего сердца строки. И понятно почему: Давидовы псалмы полны глубочайшего и предельно искреннего молитвенного духа. Псалтирь — не просто книга, но молитвослов; ее не просто читают, ею молятся, а значит — живут. Чуть ли не половина православного богослужения состоит из псалмов, цитат из них или аллюзий на них. В этом смысле судьба Псалтири уникальна: текст трехтысячелетней давности по сей день остается живым молитвенным воздыханием миллионов сердец. Найдется ли другая книга, даже не столь древняя, о которой можно было бы сказать, что она так актуальна, так полнокровно жива в столь разные культуры и эпохи?

Любители духовной литературы знакомы сегодня со многими переводами псалмов и на русский, и на украинский языки. Каждый новый такой опыт, когда он исходит от знатока своего дела и искренне верующего человека, открывает нам новые грани неисчерпаемого богатства этой чудо-книги. Вот почему я особенно рад представить уважаемому читателю этот новый перевод псалмов. Более удачного сочетания двух названных качеств, чем в Сергее Сергеевиче Аверинцеве, трудно себе вообразить. Перед нами работа всемирно  известного ученого —  филолога,  библеиста, историка культуры, мастера поэтического слова (что, конечно же, совсем немаловажно для перевода высокой поэзии псалмов — см. «Стихи духовные» Аверинцева в издании «Духа и литеры»), но одновременно — очень простого, смиренного и глубоко церковного человека. В эпоху, когда общество доверяет только мнению специалистов, свиде­тельство академика-христианина приобретает особую ценность. В комментариях Аверинцева к псалмам читатель найдет удивительно простой путь решения очередного «конфликта» науки и веры, связанного с христианской интерпретацией мессианских псалмов. Такая гениальная простота может быть свойственна только тому, кто одинаково глубоко проник в сокровищницу знания и в тайники веры, кто чувствует себя дома и в мире науки, и в Божием храме. Хочется отметить еще одну замечательную черту, которая особенно роднит автора перевода псалмов с авто­рами самих псалмов: парадоксальное сочетание смирения и дерзания. Предельно кратко и емко выражают это, как пишет Сергей Сергеевич Аверинцев в статье «Слово Божие и слово человеческое», начальные слова 62-го псалма: «Боже, Ты — Бог мой» (к сожалению, замечает автор, в полном объеме своего смысла непереводимые). Здесь сказано нечто безумное для всего языческого мира: запредельный и непостижимый Абсолют назван «моим»! (см. «София-Логос. Словарь», Киев, «Дух и литера», 2001, с. 391). На эту величайшую «нескромность», продолжает далее маститый ученый, которая мудрости мира сего представляется непростительной дерзостью, мы, верующие, идем — «и дай нам Бог хоть отчасти понимать, на что мы идем!» (там же, с. 396). Сочетание смирения и дерзновения кажется столь же невозможным делом, как согласие науки и веры. Но удивительно, что, соединяясь в своей глубинной основе, смиренная вера и дерзновенная наука взаимно обогащают друг друга: вера оказывается дерзновенной, а наука — смиренной. Поэтому, когда мы встречаем столь гармоничное сочетание того и другого, какое даровано нам в лице Сергея Сергеевича Аверинцева, мы вправе радоваться за нашу Церковь, за наш народ, за нашу культуру, вознося сугубое благодарение Источнику всех благ.

Митрополит Киевский и всея Украины

Hosted by uCoz