5. Пророчества Старца. Предсказания о мученичестве Государя и всероссийской катастрофе

Старец Нектарий в беседах не раз предсказывал тяжелое время, которое скоро настанет, готовил духовных детей своих к предстоящим испытаниям. Задолго до революции Господь открыл ему видение грядущей катастрофы.

Однажды отец Нектарий поведал Сергею Нилусу, будто кто-то из иноков (не он ли сам?) видел знаменательный сон. Словно идет он в сторону Царских врат, а там является ему изображение апокалиптического зверя. Чудовище трижды изменяло свой вид, оставаясь все тем же зверем.

Уже после революции старец Нектарий рассказывал о видении, которое было задолго до нее одному монаху. Сидя на крылечке своей келлии, он увидел вдруг, что все исчезло: и дома, и деревья, а вместо этого до неба — круговые ряды святых, причем между верхним рядом и небом осталось очень маленькое пространство, и монаху было открыто, что когда оно заполнится, настанет конец света. "А пространство было уже небольшое",— произнес Старец.

Раньше, еще в 1910 году, Нилус записал повествование Батюшки о другом пророческом сновидении. "Оно было мне почти всю ночь, — сказал отец Нектарий. — Во всех подробностях слишком долго рассказывать. Вот главное: вижу я огромное поле, и на поле этом происходит страшная битва между бесчисленными полчищами богоотступников и небольшой ратью христиан. Все богоотступники превосходно вооружены и ведут борьбу по всем правилам военной науки, христиане же безоружны. Я, по крайней мере, никакого оружия при них не вижу. И уже предвидится, к ужасу моему, исход этой неравной борьбы: наступает момент конечного торжества богоотступнических полчищ, так как христиан почти уже не осталось. По-праздничному разодетые толпы богоотступников с женами и детьми ликуют и уже празднуют свою победу... Вдруг ничтожная по численности группа христиан, между которыми я вижу и женщин и детей, производит внезапное нападение на Божиих противников, и в один миг все огромное поле битвы покрывается трупами безбожной рати, и всё неисчислимое скопище её оказывается перебитым, и притом, к крайнему моему удивлению, без помощи какого бы то ни было оружия. И спросил я близ стоящего от меня христианского воина:

— Как могли вы одолеть это несмет- ное полчище?

— Бог помог! — таков был ответ.

— Да чем же? — спрашиваю. — Ведьу вас и оружия-то не было.

— А чем попало, — ответил мне воин. На этом окончилось мое сновидение", — заключил Старец.

Когда же при батюшке Нектарии укорили одного послушника за страсть к накоплению книг, Старец, к смущению многих, это поощрил: "Скоро будет духовный книжный голод, не достанешь духовной книги. Хорошо, что он собирает духовную библиотеку — духовное сокровище. Она очень и очень пригодится". И дальше сказал о видении катастрофы, открытой его духовному взору: "Тяжелое время наступает теперь. В мире прошло число шесть и наступает число семь. Наступает век молчания. Молчи, молчи",— говорит Батюшка, и слезы у него текут из глаз... "И вот Государь теперь сам не свой, сколько унижений он терпит. 1918 год будет еще тяжелее: Государь и вся семья будут убиты, замучены. Да, этот Государь будет великомученик", — подтвердил Батюшка. Старец ушел к себе в келлию, часа полтора молился там. После молитвы вышел сосредоточенный, взял за руку духовного сына своего, сказал: "Очень многое я знаю о тебе, но не всякое знание будет тебе в пользу. Придет время голодное, будешь голодать... наступит время, когда и монастырь наш уничтожат. И я, может быть, приду к вам на хутор. Тогда примите меня Христа ради, не откажите. Некуда будет мне деться".

Нина Д. в 20-х годах спросила старца Нектария: "Говорят, что все признаки второго пришествия исполнились?" —"Нет, не все, — ответил Батюшка. —Но, конечно, даже простому взору вид но, что многое исполняется, а духовному открыто: раньше Церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь, видишь ли, как колечко. А в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный епископ, один православный иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, но православие-то сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова, ты пойми, ведь это во всем мире".

Оптина пустынь Владимирская церковь и собор
Вид монастыря: Введенский собор и Владимирская церковь

Как-то и монахиня Нектария спросила Старца о кончине мира. Он ответил: "Что вы все обращаетесь к моему худоумию — вот обратитесь в Оптину к монахам". Она повидалась с ними и слова их передала отцу Нектарию: "Есть люди, которые занимаются изысканиями признаков кончины мира, а о душах своих не заботятся. Людям неполезно знать время второго пришествия. Бдите и молитеся (Мф. 26,41),— сказал Спаситель, значит, не надо предугадывать события, в свое время верным будет все открыто". Отец Нектарий остался доволен ответом монахов, он тоже не был сторонником того, чтобы доверяться всяким фантазиям в этой области. "Все это будет, — подтвердил он, — но это великая тайна. Во дни Ноя Господь в течение ста лет говорил, что будет потоп, но ему не поверили, не каялись, и из множества людей нашелся лишь один праведник с семейством. Так будет и в пришествие Сына Человеческого... (Мф. 24,37)

Многие, зная пророческий дар Батюшки, спрашивали: "Что же нас ожидает?" Старец Нектарий отвечал: "Святой Серафим предвидел революцию и церковный раскол, но говорил: "Если в России сохранится хоть немного верных православных, Бог помилует ее", — а у нас такие праведники есть. Над человечеством нависло предчувствие социальных катастроф. Все это чувствуют инстинктом, как муравьи. Но верные могут не бояться, их оградит благодать. В последние времена с верными будет то же, что было с апостолами перед Успением Богоматери. Каждый верный, где бы он ни был, на облаке будет перенесен в Ковчег-Церковь. Только те, кто будет в ней, спасутся".

И не раз повторял: "Держитесь твердо Православия... Мы живем сейчас во времена, обозначенные в Апокалипсисе,— это после того, как Ангел воскликнул: "Горе живущим!"— перед явлением саранчи".

"История показывает нам, как Бог руководит народами и дает как бы нравственные уроки вселенной". И с тихим вздохом: "Общественная жизнь измеряет годы, века, тысячелетия, а самое главное — "Бысть утро, бысть вечер, день един" (Ср.: Быт. 1,5).

"Наступает время молитв, — наставлял отец Нектарий своих духовных чад.— Во время работы говори Иисусову молитву — сначала губами, потом умом, потом она сама перейдет в сердце". И дал им свою, собственноручно составленную молитву, которую велел затвердить наизусть: "Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, грядый судити живых и мертвых, помилуй нас, грешных, прости грехопадения в сей нашей жизни и имиже веси судьбами покрый нас от лица антихриста в сокровенной пустыни спасения Твоего". А как-то заметил: "Наши самые тяжелые скорби подобны укусам насекомых, по сравнению со скорбями будущего века".

О будущем же России предсказывал, что через годы испытаний она воспрянет и будет материально небогата, но духом будет богата и в Оптиной будет еще семь светильников, семь столпов.

Незадолго до революции Старец говорил Сергею Нилусу: "Пока старчество еще держится в Оптиной, заветы его будут исполняться. Вот когда запечатают старческие "хибарки", повесят замки на их двери, ну тогда всего ожидать будет можно".

И это время настало...

 

Hosted by uCoz