ВВЕДЕНІЕ.

«Будучи любознателенъ, будь и трудолюбивъ, ибо голое знаніе надымаетъ человѣка» (Маркъ Подвижникъ).

Въ основу всякаго созиданія надо класть правильное основаніе: отъ этого зависитъ доброкачественность и прочность творимаго.

Будь это постройка дома въ мірѣ матеріальномъ, или въ сферѣ умственной пріобрѣтеніе знаній, творчество, или въ духовной жизни внутреннее дѣланіе, однимъ словомъ, во всемъ, гдѣ происходитъ созиданіе, все зависитъ отъ основанія, отъ фундамента, на которомъ оно строится. Домъ можетъ быть выстроенъ на камнѣ или на пескѣ; въ послѣднемъ случаѣ паденіе его бываетъ великое, какъ говоритъ намъ Евангеліе.

Мы имѣемъ намѣреніе изучать творенія святыхъ отцовъ, а въ ближайшее время письма старца Макарія, органически связанныя съ этими твореніями.

Что же мы должны положить въ основаніе нашего этого изученія?

Прежде всего мы должны дать себѣ ясный отчетъ въ томъ, что такое представляютъ собою творенія святыхъ отцовъ. Кромѣ каноническаго и литургическаго богатства, въ нихъ заключенъ благодатный многовѣковой психологическій опытъ православныхъ подвижниковъ. На протяженіи вѣковъ восточные аскеты при содѣйствіи благодати Святаго Духа въ совершенствѣ изучили душу человѣка, законы ея жизни и путь къ духовному ея восхожденію. Въ ихъ твореніяхъ разработанъ и указанъ правильный и единственный путь къ высшему совершенству святости и Боговѣдѣнію на всѣ времена и для всѣхъ народовъ.

Въ этихъ твореніяхъ дивное единомысліе и все органически вытекаетъ одно изъ другого. Святые отцы въ благодати Святаго Духа говорили только истину, а потому авторитетъ ихъ для насъ долженъ быть абсолютнымъ.

Теперь разберемъ съ какимъ настроеніемъ мы должны подойти къ этому дѣлу.

Господь говоритъ: «Блажени алчущіи и жаждущіи правды, яко тіи насытятся» (Мѳ. 5,6). Здѣсь открывается намъ законъ познанія высшихъ духовныхъ истинъ: цѣлью познанія должна быть истина ради самой истины, ради правды Божіей въ ней заключенной, ради желанія ея и любви къ ней; и тогда и только тогда, она будетъ открываться намъ.

Но можетъ быть и иной подходъ, когда истина уже не является цѣлью самой по себѣ, но средствомъ для иныхъ цѣлей.

Въ этомъ случаѣ можетъ быть много различныхъ побужденій: и честолюбное стремленіе достигнуть успѣха въ жизни, и простое тщеславіе — блеснуть богатствомъ своихъ познаній; можетъ быть и простое любопытство — нахватать побольше всякихъ свѣдѣній. Мо;етъ быть много еще и иныхъ побужденій.

Во всѣхъ этихъ случаяхъ знаніе остается поверхностнымъ, внѣшнимъ; оно не проникаетъ вглубь души и не приноситъ плода подобно приточному зерну, упавшему на каменистую почву, и можетъ причинить только вредъ. Истинное познаніе правды Божіей — Евангельскихъ заповѣдей непременно влечетъ и къ исполненію [{зд. в тексте дважды повторена одна строка, возможен пропуск. (БФ.) }] голое знаніе надымаетъ человѣка» (Маркъ Подвижникъ, 4,7).

Отъ такого поверхностнаго воспріятія истины не спасаетъ человѣка никакое его положеніе: онъ можетъ быть и ученѣйшимъ богословомъ, и ректоромъ духовной академіи, и высокимъ іерархомъ въ Церкви, и подвижникомъ въ монастырѣ, и такъ далѣе, не говоря уже о тѣхъ, кто живетъ всецѣло мірской жизнью.

Принимая это во вниманіе, мы не будемъ удивляться тому, что и богословы и іерархи впадали въ ереси и учиняли расколы и смуты въ Церкви, а прославленные подвижники впадали въ прелесть (прельщеніе) и гибли.

Все это происходитъ отъ того, что «строители отвергаютъ камень, который долженъ лечь во главу угла». Камень же Христосъ и заповѣди Его! Пренебреженіе заповѣдей Божіихъ ведетъ къ остращенности; всякая же страсть, какъ дымъ, застилаетъ умственный взоръ, и онъ не можетъ уже постигать истину.

Самый разительный примѣръ этого даетъ намъ Евангеліе въ лицѣ Іуды-предателя: даже исключительная близость къ Спасителю, его апостольское званіе не спасло его отъ гибели. Іудѣ, какъ и другимъ апостоламъ была дана власть творить чудеса, изгонять бѣсовъ; онъ былъ свидѣтелемъ безчисленныхъ чудесъ и дивныхъ дѣяній Самаго Господа; какъ апостолъ Іуда зналъ сокровенный смыслъ притчей и ученія Христова, ему были открываемы тайны Царствія Божія. И, несмотря на все это, страсть сребролюбія осталась неисцѣльной; мало того, она возрасла до такихъ чудовищныхъ размѣровъ, что даже подвигла Іуду на предательство своего Учителя.

 

Hosted by uCoz