IV. ДУХОВНАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ПРАВЕДНЫМЪ ОТЦОМЪ ІОАННОМЪ КРОШТАДТСКИМЪ И СТАРЦЕМЪ ВАРСОНОФІЕМЪ.

О. Іоаннъ Кронштадтскій провидѣлъ духомъ въ лицѣ о. Варсонофія истиннаго подвижника. Въ воспоминаніяхъ о. Василія Шустина передано, какъ о. Іоаннъ поцѣловалъ въ алтарѣ Андреевскаго собора въ Кронштадтѣ руку молодому офицеру, будущему старцу и схимнику.

Далѣе мы узнаемъ изъ проповѣди архіеп. Ѳеофана Полтавскаго, произнесенной имъ 21 авг. 1929 г. въ Болгаріи въ г. Варнѣ о томъ, какъ о. Іоаннъ, явившись посмертно Павлу Ильину, посылаетъ его для полнаго исцѣленія въ Оптину Пустынь къ старцу Варсонофію и этимъ самымъ прославляетъ его, указывая, что ему данъ Богомъ даръ чудотворенія. Близкія чада старца были уже не разъ свидѣтелями этого дара. Вотъ примѣръ: чета Нилусовъ, придя однажды на олагословеніе къ старцу Варсонофію присутствовали при изгнаніи имъ бѣса изъ приведеннаго къ нему человѣка. Въ этотъ разъ потребовалось отъ Старца не Мало духовныхъ силъ. Бѣсноватый былъ въ неистовой ярости, изрыгалъ на о. Варсонофія злѣйшую брань, называя его все время полковникомъ и готовый наброситься на него. Старецъ потомъ объяснилъ Нилусамъ, что это былъ рѣдкій и трудный случай, когда пришлось имѣть дѣло съ бѣсомъ полуденнымъ, который является однимъ изъ наиболѣе лютыхъ и трудно изгоняемыхъ. Объ этомъ бѣсѣ упоминается въ 90-мъ псалмѣ въ славянскомъ текстѣ: «и сряща и бѣса полуденнаго». Въ русскомъ переводѣ текстъ измѣненъ, тамъ сказано: «и заразы, приходящей въ полдень».

Исторія же Павла Ильина такова!*{{«Православная Русь», Св.-Троицкій монастырь, Джорданвилль, Н. I. Январь 1952 г. стр. 7-9.}}

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

«Поздѣ бывшу, приведоша къ Нему бѣсны многи, и изгна духи словомъ, и вся болящія исцѣли» (Матѳ. 8, 16). Такія слова присоединяетъ Евангелистъ Матѳей къ своему повѣствованію въ нынѣ чтенномъ Евангеліи объ исцѣленій разслабленнаго слуги Капернаумскаго сотника. Могутъ спросить: а существуютъ ли «бѣсноватые» въ настоящее время и если существуютъ, то возможно ли ихъ исцѣленіе?

На этотъ вопросъ, — мы отвѣтимъ не отвлеченными разсужденіями, а изложеніемъ того, что дѣйствительно произошло въ наши, не столь отдаленныя времена и чему современниками и свидѣтелями мы сами были.

Въ 1909 г. по всему Петербургу разнесся слухъ о томъ, что 16-лѣтній юноша Павелъ Ильинъ, одержимый какимъ-то необъяснимымъ для науки недугомъ, привезенъ былъ къ литургіи въ Іоанновскій Петроградскій монастырь на Карповкѣ и здѣсь чудесно исцѣлился у гробницы о. Іоанна Кронштадтскаго. Произошло это такъ. Во время Херувимской пѣсни онъ вырвался изъ рукъ пятнадцати сильныхъ мужчинъ, державшихъ его, и затѣмъ пронесся по воздуху надъ народомъ къ западнымъ вратамъ храма и у входа въ храмъ упалъ безъ чувствъ. Безчувственнаго его взяли и принесли къ гробницѣ о. Іоанна. Здѣсь больной на краткое время очнулся, а затѣмъ крѣпко заснулъ. Во время сна явился ему о. Іоаннъ, далъ наставленіе, исповѣдалъ и велѣлъ ѣхать въ Валаамскій монастырь.

Что происходило во снѣ? Больной, проснувшись, не хотѣлъ говорить объ этомъ и если бы не отрывочныя слова, сказанныя вслухъ во время сна: «О. Іоаннъ, прости, помолись, исполню», — то возможно, что больной все скрылъ бы. Но когда онъ услышалъ отъ окружающихъ его эти слова и понялъ, что они знаютъ о происшедшемъ, все открылъ. Вотъ, что произошло съ нимъ. Онъ увидѣлъ о. Іоанна сидящимъ въ креслѣ у своей гробницы. О. Іоаннъ сказалъ ему: «ты видишь меня въ такомъ видѣ, въ какомъ никто меня не видѣлъ. Служи по мнѣ панихиды, какъ это установлено Церковью. Но Великому Богу угодно меня прославить. Придетъ время, и по мнѣ служить будутъ молебны»; затѣмъ дунулъ на больного, благословилъ его и добавилъ: «въ свое время я скажу тебѣ, что нужно будетъ дѣлать для полнаго исцѣленія». И послѣ этихъ словъ скрылся. Окружавшіе видѣли въ это время, какъ больной грызъ зубами своими мраморную гробницу о. Іоанна и дикимъ голосомъ кричалъ: «о, великій Угодникъ и Пророкъ Іоаннъ! Выхожу, выхожу... но не совсѣмъ»... Конечно, кричалъ это не больной, а обитавшій въ немъ демонъ. — Послѣ этого Павелъ уже не такъ страдалъ отъ своей болѣзни, но еще не совсѣмъ выздоровѣлъ. Въ томъ же 1909 г. онъ переѣхалъ въ Выборгъ, записался въ послушники Валаамскаго монастыря и жилъ при архіерейскомъ домѣ въ г. Сердоболѣ (въ имѣніи Хюмпеля). Здѣсь онъ исполнялъ послушаніе на огородѣ и прислуживалъ въ качествѣ чтеца при церкви. Въ 1911 г. 19 октября — въ день памяти преподобнаго Іоанна Рыльскаго и тезоименитства о. Іоанна Кронштадтскаго, Господь благоволилъ явить новую милость Свою болящему Павлу чрезъ о. Іоанна.

На этотъ разъ съ нимъ произошло слѣдующее. Вечеромъ въ этотъ день, послѣ всенощнаго бдѣнія, братъ Павелъ, во время чтенія акаѳиста Божіей Матери, пришелъ въ состояніе восхищенія. Его духовному взору открылось дивное видѣніе. Первоначально во славѣ явился о. Іоаннъ Кронштадтскій съ преподобнымъ Іоанномъ Рыльскимъ. Затѣмъ св. Павелъ Ѳивейскій и св. Аѳанасій Аѳонскій и множество другихъ преподобныхъ отцовъ. Всѣ они привѣтствовали другъ друга радостными возгласами: «радуйся, Іоанне; радуйся, Павле; радуйся Аѳанасіе»!... А наконецъ за ними явилась Сама Богоматерь въ неописуемой славѣ, при появленіи Которой, хоръ преподобныхъ отцовъ торжественно воспѣлъ пѣснь: «Взбранной воеводѣ побѣдительная»! Послѣ этого о. Іоаннъ Кронштадтскій подошелъ къ брату Павлу и сказалъ: «а теперь выйди изъ тѣла и душой послѣдуй за нами». Весьма трудно было исполнить это повелѣніе Павлу, но онъ исполнилъ его и послѣдовалъ за святыми отцами. «Они мнѣ показывали, — говорилъ Павелъ, — первоначально райскія обители и наслажденія, предназначенныя для добродѣтельныхъ, а затѣмъ мученія грѣшниковъ. Какъ слава и блаженство праведниковъ, такъ и мученія грѣшниковъ не поддаются описанію. Когда было все показано, о. Іоаннъ Кронштадтскій сталъ наставлять меня, какъ жить, и для полученія окончательнаго исцѣленія, повелѣлъ мнѣ вновь войти въ свое тѣло и отправиться въ Оптину Пустынь къ старцу о. Варсонофію». Такими словами закончилъ свое повѣствованіе о видѣнномъ имъ въ состояніи восхищенія братъ Павелъ. Въ ноябрѣ того же 1911 г. онъ ѣздилъ къ о. Варсонофію въ сопровожденіи валаамскаго іеродіакона, именемъ Варсонофія же. Старецъ былъ предупрежденъ о пріѣздѣ больного, принялъ его, исповѣдалъ и причастилъ и послѣ этого послѣдовало окончательное исцѣленіе. До 1912 года исцѣленный Павелъ, уже совершенно здоровый, жилъ по прежнему въ Сердоболѣ, а затѣмъ призванъ былъ къ отбыванію воинской повинности. Въ 1914 г. участвовалъ въ Великой Войнѣ. Живъ ли онъ въ настоящее время или погибъ во время этой войны и послѣдовавшей за нею революціи, — остается неизвѣстнымъ. Но онъ черезъ іеромонаха Валаамскаго Варсонофія, нѣкогда сопровождавшаго его въ Оптину Пустынь, переслалъ мнѣ свои записки для обнародованія ихъ черезъ десять лѣтъ послѣ своего исцѣленія. Изъ этихъ, написанныхъ имъ собственноручно, записокъ, видно, какою болѣзнью болѣлъ онъ, и по какой причинѣ. Во время пребыванія своего въ Москвѣ Павелъ впалъ въ тяжелую нужду. Нигдѣ онъ не могъ найти работы для себя и всѣ близкіе и знакомьіе отказались отъ него. Тяжелая нужда доводила его до унынія и до отчаянія; неоднократно приходили ему мысли о самоубійствѣ. Въ одну изъ такихъ минутъ внезапно явился ему таинственный старецъ и сказалъ: «я помогу тебѣ, если ты собственною кровію письменно удостовѣришь, что будешь вѣренъ мнѣ и здѣсь на землѣ, и по смерти твоей». «Кто же ты такой, чтобы мнѣ вѣрить въ тебя и довѣриться тебѣ?» — спросилъ Павелъ. — «Я тотъ самый, — отвѣтилъ явившійся, — котораго ненавидитъ ваша Церковь»! «Хорошо, я буду вѣренъ тебѣ»! — заявилъ ослѣпленный отчаяніемъ юноша, и далъ требуемую подписку. «Ну, а теперь ты долженъ сбросить съ своей шеи лишнюю обузу», — сказалъ таинственный старецъ и указалъ при этомъ на крестъ. Юноша снялъ крестъ и такимъ образомъ отрекся отъ Христа и продалъ душу свою діаволу. За это отреченіе отъ Христа и предательство діаволу вселился въ него злой духъ и съ тѣхъ поръ онъ сталъ бѣсноватымъ. Отъ этого то духа бѣснованія и исцѣлилъ его о. Іоаннъ Кронштадтскій, частью непосредственно, а отчасти черезъ посредство Оптинскаго старца Варсонофія.

Изъ всего сказаннаго видно, что бѣсноватые или одержимые нечистыми духами существуютъ и въ настоящее время. Духу бѣснованія предаются они за нечестивую жизнь и особенно за грѣхи богоотреченія и богохульства. Но существуютъ въ настоящее время и праведники, угодившіе Богу, которые имѣютъ силу и власть изгонять злыхъ духовъ. Величайшимъ изъ такихъ чудотворцевъ послѣдняго времени является о. Іоаннъ Кронштадтскій. Онъ настолько угодилъ Господу своею святою жизнью, что уже нынѣ числится въ райскихъ обителяхъ въ ликѣ преподобныхъ наряду со св. Антоніемъ Великимъ, св. Павломъ Ѳивейскимъ, св. Аѳанасіемъ Аѳонскимъ и св. Іоанномъ Рыльскимъ. Великому Богу угодно, — какъ онъ самъ сказалъ, — въ скоромъ времени прославить его и на землѣ, какъ прославленъ онъ уже на небесахъ. Глубокопоучительное же повѣствованіе объ отрокѣ Павлѣ помимо своего непосредственнаго значенія имѣетъ и болѣе глубокій сѵмволическій смыслъ. — Этотъ бѣсноватый отрокъ прообразуетъ собою нашу несчастную и многострадальную Россію. И она несчастная, какъ этотъ отрокъ Павелъ, преданъ духу бѣснованія за свои грѣхи и за свое нечестіе. Преданъ не по причинамъ оставленія ея Богомъ, а по причинѣ особенной любви Его къ ней. Ибо «его же любитъ Господь, наказуетъ, и біетъ всякаго сына, его же пріемлетъ» (Евр. 12, 6), «да спасетъ духъ его» (1 Кор. 5, 5). Мы имѣемъ на небесахъ многочисленный сонмъ святыхъ чудотворцевъ и древнихъ и новыхъ, имѣющихъ власть надъ злыми духами. Будемъ усердно молиться имъ, да избавитъ нашу несчастную страну отъ насилія демонскаго. Ликъ преподобныхъ молитвенниковъ на небесахъ возглавляетъ Сама Пречистая Богоматерь. Будемъ молиться и Ей: Пречистая Дѣво, яко имущая державу непобѣдимую, отъ всякихъ насъ бѣдъ свободи, да зовемъ Ти: Радуйся, Невѣсто Неневѣстная! Аминь».

Говоря о духовной связи между о. Іоанномъ и о. Варсонофіемъ, нельзя не привести сонъ Старца, переданный имъ Еленѣ Андреевнѣ Вороновой, предсѣдательницѣ тюремнаго комитета въ Санктъ-Петербургѣ, близкой его духовной дочери. Онъ берется опять-таки изъ Оптинскаго дневника С. А. Нилуса:

«Ходили съ женой на благословеніе къ о. Варсонофію. Е. А. Воронова слышала отъ него, что онъ въ ночь съ среды 17-го февраля на четвергъ 18-го видѣлъ сонъ, оставившій по себѣ сильное впечатлѣніе на нашего батюшку.

— Не люблю я, говорилъ онъ Еленѣ Андреевнѣ, когда кто начинаетъ мнѣ разсказывать свои сны, да я самъ своимъ снамъ не довѣряю. Но бываютъ иногда и такіе, которыхъ нельзя не признать благодатными. Такихъ сновъ и забыть нельзя. Вотъ что мнѣ приснилось въ ночь съ 17-го на 18-ое февраля. Видите, какой сонъ — числа даже помню!... Снится мнѣ, что я иду по какой то прекрасной мѣстности, и знаю, что цѣль моего путешествія — получить благословеніе о. Іоанна Кронштадтскаго. И, вотъ взору моему представляется величественное зданіе, вродѣ храма, красоты неизобразимой и бѣлизны ослѣпительной. И я знаю, что зданіе это принадлежитъ о. Іоанну. Вхожу я въ него и вижу огромную, какъ бы, залу изъ бѣлаго мрамора, посреди которой возвышается дивной красоты бѣломраморная лѣстница, широкая и величественная, какъ и вся храмина великаго Кронштадтскаго пастыря. Лѣстница отъ земли начинается площадкой, и ступени ея, перемежаясь такими же площадками, устремляются, какъ стрѣла прямая въ безконечную высь и уходятъ на самое небо. На нижней площадкѣ стоитъ самъ о. Іоаннъ въ бѣлоснѣжныхъ, яркимъ свѣтомъ сіяющихъ, ризахъ. Я подхожу къ нему и принимаю его благословеніе. О. Іоаннъ беретъ меня за руку и говоритъ:

— Намъ надобно съ тобою подняться по этой лѣстницѣ!

И мы стали подниматься. И, вдругъ мнѣ пришло въ голову: какъ же это такъ? — вѣдь, о. Іоаннъ умеръ: какъ же это я иду съ нимъ, какъ съ живымъ? — Съ этою мыслью я и говорю ему:

— Батюшка! да вы, вѣдь, умерли?

— Что ты говоришь? — воскликнулъ онъ мнѣ въ отвѣтъ, — отецъ Іоаннъ живъ, отецъ Іоаннъ живъ!

На этомъ я проснулся... Не правда ли, какой удивительный сонъ? — спросилъ Елену Андреевну о. Варсонофій, — и какая это радость услыхать изъ устъ самого о. Іоанна свидѣтельство непреложной истинности нашей вѣры!»*{{На Берегу Божьей Рѣки», томъ 2й, СанъФранциско, 1969 г., стр. 77.}}.

 

Hosted by uCoz