4. «... Улетишь какъ птичка, у тебя будетъ много дѣтей».

Основоположницы Успенской Обители въ Южной Америкѣ, въ Чили, ведутъ свое монашеское начало по благословенію оптинскихъ старцевъ. По нашей просьбѣ онѣ сообщили нѣсколько случаевъ явной прозорливости Старца Нектарія. Ихъ игуменьей была Матушка Алексія высокой жизни, нынѣ уже покойница. Воспоминанія Матушки Ксеніи (въ мірѣ Клавдіи) записаны Матерію Іуліаніей.

«Мать Алексія, моя тетя по матери. Она знала всѣхъ старцевъ, часто посѣщала Оптину до отъѣзда въ Святую Землю. Была духовной дочерью Старца Іосифа. Старецъ наставлялъ, какъ и всѣ старцы: имѣть смиреніе, послушаніе, сидѣть въ келліи и заниматься рукодѣліемъ, «работа въ рукахъ, молитва на устахъ».

Батюшка былъ небольшого роста. Ходилъ тихо на общее благословеніе помолиться у Царицы Небесной «Достойно есть». Говорилъ такъ: «Заступи, спаси, помилуй...» и благословлялъ народъ. Мы часто бывали въ Оптинѣ, т. к. родомъ изъ Калуги, и жили тамъ. Оптина отъ насъ въ 60 верстахъ. И пѣшкомъ ходили, и поѣздомъ по желѣзной дорогѣ. Я была больна и Батюшка принималъ ласково, всегда говорилъ «помолимся».

Мнѣ лично онъ благословилъ дорогу — говорилъ: «Торопись, Клава, въ Св. Землю, иначе не уѣдешь. Не соглашайся оставаться съ родными», хотя я очень была больна и молода ѣхать одной. «Давай помолимся». Я стала на колѣни, Батюшка накрылъ голову мою эпитрахилью, началъ молиться. Крѣпко, крѣпко сжалъ голову и говоритъ: «Клавдія, какую ты благодать получишь, вѣдь врагъ съ дѣтства не любитъ, а благодать борется за тебя и вырветъ тебя!» Потомъ я ему сказала, какъ я одна поѣду, я такая больная (съ 12 до 23-хъ лѣтъ я болѣла бѣлокровіемъ). Онъ сказалъ: «Долетишь, какъ птичка», и училъ, какъ я должна вести себя на пароходѣ. За его св. молитвы, я ни качки не чувствовала, хоть она и была.

Въ послѣдній разъ, когда Мать Ксенія была у Старца, онъ далъ ей клубокъ нитокъ и говоритъ ей: «На, намотай этотъ клубокъ, видишь какой онъ спутанный». Она помнитъ, что послѣ болѣзни бѣлокровія она была очень слаба и поэтому для нея это было не подъ силу, а онъ говоритъ: «Ничего, ничего, вотъ такъ у тебя сложится жизнь; трудно будетъ тебѣ въ началѣ, а потомъ будетъ хорошо». Такъ оно и было.

Старецъ предсказалъ матушкамъ Алексіи и Ксеніи, тогда еще молодымъ, что у нихъ будетъ много дѣтокъ. Говорилъ: «Вотъ уѣдешь въ Святую Землю, и у тебя будетъ много дѣтей». Матушки пришли въ ужасъ, т. к. Думали посвятить свою жизнь Богу, а не имѣть семью. И только въ 1933 г. пророчество старца начало приходить въ реальность. Привели къ нимъ 8-лѣтнюю дѣвочку впослѣдствіи Мать Іоанну, и Владыка Митрополитъ Анастасій сказалъ Матери Алексіи, чтобы она взяла на воспитаніе арабскихъ дѣтей. Она не хотѣла, такъ какъ все время писала иконы, но не посмѣла ослушаться Владыки Митрополита. Но, когда послѣ Матери Iоанны черезъ полгода привели ее двоюродную сестру, и еще другихъ дѣтей, въ томъ числѣ и 3-хъ лѣтнюю нынѣшнюю Мать Іуліанію въ 1938 году, то тогда вспомнила Матушка Алексія пророчество Старца Нектарія. Надо сказать, что въ Горненской Обители, гдѣ они тогда жили уставъ былъ иной, чѣмъ на Елеонѣ и Геѳсиманіи. Обитель была своекоштной, и приходилось каждой сестрѣ зарабатывать на жизнь. Поэтому каждая сестра имѣла право воспитывать себѣ послушницу, а то и больше. Вотъ и имѣли матушки «много дѣтей». Теперь же, переѣхавъ въ Чили, у нихъ организовался пріютъ имени Св. Праведнаго Батюшки Іоанна Кронштадтскаго и школа, въ которыхъ воспитывается 89 человѣкъ, дѣтей обоего пола.

Мою сестру Лидію онъ поучалъ и наставлялъ уже при большевикахъ, она продолжала учить пока была возможность; она была тайной монахиней. Изъ родныхъ никто не зналъ, т. к., думаю, что Батюшка ее научилъ и благословилъ.

Старецъ Нектарій говорилъ моей сестрѣ Лидіи: «Скоро будетъ книжный голодъ. Покупайте книги духовныя, а то ни за какія деньги не купите». Говорилъ также: «Боюсь красныхъ архіереевъ».

Владыка Ѳеофанъ Калужскій не вѣрилъ въ святость Старца. Когда онъ посѣтилъ Оптину Пустынь и пришелъ къ старцу, то старецъ не обращалъ на него никакого вниманія и занимался своими куклами (которыхъ ему давали дѣтки, какъ свое самое драгоцѣнное, по любви къ старцу); началъ совать одну въ тюрьму, что-то приговаривая, другую билъ, третью наказывалъ. Владыка Ѳеофанъ рѣшилъ, что онъ ненормальный. Когда же Владыку взяли большевики и посадили въ тюрьму, тогда онъ понялъ все и сказалъ: «Грѣшенъ я передъ Богомъ и передъ старцемъ: все, что говорилъ, это было про меня, а я думалъ, что онъ ненормальный». Живя въ ссылкѣ владыка очень страдалъ отъ хозяина, но не жаловался. Жилъ въ семьѣ Плохиныхъ.

Еще Старецъ Нектарій говорилъ: «Россія воспрянетъ и будетъ матеріально не богата, но духомъ будетъ богата, и въ Оптиной будетъ еще 7 свѣтильниковъ, 7 столповъ.

 

Hosted by uCoz