Ѳ.М. ДОСТОЕВСКІЙ.

Ѳеодоръ Михайловичъ Достоевскій, наиболѣе прославленный изъ русскихъ писателей, былъ переведенъ на всѣ иностранные языки и признанъ всемірнымъ геніемъ. Онъ старался насадить въ мірѣ добро и искренно считалъ себя членомъ Православной Церкви. Извѣстно, что онъ умеръ напутствуемый Святыми Тайнами. Образъ Христа былъ чрезвычайно дорогъ душѣ Достоевскаго. Однако, онъ не раздѣлялъ традиціонныхъ вѣрованій Православной Церкви, запечатлѣнныхъ въ Сѵмволѣ Вѣры. Извѣстно вліяніе на Достоевскаго В. С. Соловьева, а также его увлеченіе идеями Н. Ѳ. Ѳедорова, утверждавшаго, что «если человѣчество объединится въ любви, не будетъ катастрофическаго конца свѣта и Страшнаго Суда». Достоевскій вполнѣ воспринимаемъ идеи Ѳедорова: «Скажу, что я въ сущности совершенно согласенъ съ этими мыслями. Ихъ я прочелъ какъ свои». И далѣе: «Мы здѣсь, т. е. я и Соловьевъ, по крайней мѣрѣ, вѣримъ въ воскресеніе реальное, буквальное, личное и въ то, что оно будетъ на землѣ»*{{Оптина Пустынь и паломничество въ нее русскихъ писателей. Истор. Вѣстникъ. 1910.}}. Другими словами, что это воскресеніе и жизнь будущаго вѣка произойдетъ иначе, чѣмъ насъ учитъ Евангеліе (Матѳ. 25, 3146) и не такъ какъ учитъ ап. Павелъ (1 Кор. 15, 4955)*{{К. Мочульскій. Достоевскій. Жизнь и творчество. Парижъ. стр. 467.}}.

О томъ, что міровоззрѣніе Достоевскаго расходится съ традиціонными вѣрованіями Церкви единогласно свидѣтельствуютъ всѣ до одного литературовѣды, посвятившіе свои труды раскрытію личности Достоевскаго и его творчества. Мы здѣсь назовемъ:

1.  Прот. Проф. В. М. Зѣньковскій «Ист. Рус. Философіи». Т. 1.
2.   Проф Зандеръ (на франц. яз.) «Достоевскій». Парижъ 1946 г. 176 стр.
3.    Н. Бердяевъ. «Міросозерцаніе Достоевскаго». Парижъ 1963 г. 238 стр.
4.  К. Мочульскій. Достоевскій. Жизнь и творчество. Парижъ 1948 г. 561 стр.

Въ своемъ инакомысліи Достоевскій былъ прежде всего послѣдователемъ теоріи Руссо, отрицавшаго наличіе у человѣчества первороднаго грѣха. На основаніи этого Достоевскій проповѣдуетъ морализмъ и уклоняется отъ мистическаго богословія. Изъ этого вытекаетъ, что созданный имъ типъ о. Зосимы не совпадаетъ не только съ оптинскими старцами, но даже съ ликомъ всѣхъ преподобныхъ Православной Церкви, цѣль у которыхъ состоитъ въ стяжаніи даровъ Св. Духа. Въ моралистическомъ же, иначе въ «натуральномъ» христіанствѣ, гдѣ всѣ явленія объясняются естественнымъ, натуральнымъ образомъ, нѣтъ ничего вышеестественнаго. Здѣсь можно найти параллель съ «Отцомъ Сергіемъ» Льва Толстого: у него прозорливость, какъ и у о Зосимы, дѣйствуетъ на основаніи памяти, опыта, наблюдательности. А помощь въ леченіи недуговъ — въ знаніи лечебныхъ средствъ.

При «натуральномъ» христіанствѣ отпадаетъ необходимость въ соблюденіи правилъ святоотеческой аскетики. Такъ о. Зосима велитъ своему ученику: «...землю цѣлуй и неустанно, ненасытно люби, всѣхъ люби, все люби, ищи восторга и изступленія сего. Омочи землю слезами радости твоей и люби сіи слезы твои». Не говоря о томъ, что все это наставленіе идетъ въ прямой разрѣзъ съ правилами св. Отцовъ, можно особенно сослаться на слова пр. Іоанна Лѣствичника, который говоритъ, что нельзя довѣрять слезамъ прежде очищенія сердца (Слово 7-ое, 35).

Однако, плѣнительно изображенный образъ о. Зосимы многократно приводитъ читателей къ познанію вѣры. Это нельзя не привѣтствовать. Но пусть таковыя лица знаютъ, что по заповѣди Апостола: «забывая заднее и простираетъ впередъ» (Филип. 3, 13), имъ должно отнынѣ искать подлинный духовный жемчугъ-«маргаритъ», оставляя позади всякое подражаніе, искусственную поддѣлку.

Достоевскій былъ въ Оптиной Пустыни и описалъ въ своемъ романѣ «Братья Карамазовы» все, что видѣлъ и слышалъ, создавая внѣшнюю картину для своего романа. Но онъ остался чуждъ внутреннему духу этой обители.

 

Hosted by uCoz