Послѣсловіе.

Въ 1972-омъ году исполнилось 250-лѣтіе со дня многознаменательнаго рожденія старца схіархимандрита Паисія Величковскаго, покинувшаго свою родину, чтобы плодомъ всей своей жизни явить на ней обновленіе монашескаго духа (См. стр. 46-49.)

Мощи старца Паисія покоятся въ Румыніи въ Нямецкомъ монастырѣ на вскрытіи. Наступленіе большевизма помѣшало канонизаціи. Однако, 15-го ноября въ день успенія Преподобнаго ежегодно правится посвященная ему служба, какъ мѣстно прославленному святому.

Въ ранѣе вышедшей книгѣ «Стяжаніе Духа Святаго въ путяхъ древней Руси», которая служитъ какъ бы первымъ томомъ къ настоящей книгѣ, говорится о внутреннемъ дѣланіи и о тягѣ русскихъ паломниковъ на Ближній Бостокъ, откуда они приносили съ собой на родину ученіе Святыхъ Отцовъ Православной Церкви. Рядъ неблагопріятныхъ условій помѣшалъ созданію самобытной русской духовной культуры. Только монастыри служили главными свѣточами для народныхъ массъ.

Настоящая книга «Оптина Пустынь и ея время» вначалѣ повѣствуетъ о сущности старчества, вопроса доселѣ не затронутаго въ богословской наукѣ. Эта книга посвящена Петербургскому періоду въ исторіи.

Съ возникновеніемъ Имперіи были внезапно введены бытовыя реформы, въ корнѣ отмѣнившія прежніе обычаи и нравы. Рядъ введенныхъ новшествъ далъ понять обществу, что все на свѣтѣ относительно. Громъ съ небесъ не грянулъ, а посему со всѣми перемѣнами измѣнилось отношеніе и къ страху Божію. Это отразилось на нравахъ, которые стали легкомысленными и порою безнравственными. Многіе волевые люди ушли въ дремучіе лѣса въ старообрядчество. Съ той поры было положено начало той роковой двойственности, которая мѣшала истинному процвѣтанію въ послѣдую щее время. При Екатеринѣ появилось вольтеріанство и вольнодумство. О гоненіи на Церковь при Екатеринѣ хорошо сказано у Пушкина*{{Соч. А. С. Пушкина. СПб. 1887. Томъ 5-й, стр. 13.}}: «Екатерина явно гнала духовенство, жертвуя тѣмъ своему неограниченному властолюбію и угождая духу времени. Но лишивъ его независимаго состоянія и ограничивъ монастырскіе доходы, она нанесла ударъ просвѣщенію народному. Семинаріи пришли въ совершенный упадокъ. Многія деревни нуждаются въ священникахъ. Бѣдность и невѣжество этихъ людей, необходимыхъ въ государствѣ, ихъ унижаетъ и отнимаетъ у нихъ самую возможность заниматься важною своею должностью. Отъ сего происходитъ въ нашемъ народѣ презрѣніе къ попамъ и равнодушіе къ отечественной религіи... завися, какъ и прочія состоянія, отъ единой власти, но огражденное святыней религіи оно (духовенство) всегда было посредникомъ между народомъ и государемъ, какъ между человѣкомъ и божествомъ. Мы обязаны монахамъ нашей исторіей, слѣдственно просвѣщеніемъ. Екатерина знала все это — и имѣла свои виды».

Послѣ смерти Екатерины въ началѣ царствованія имп. Павла началось духовное возрожденіе въ монашествѣ, рѣчь о которомъ идетъ въ этой книгѣ. Это время отъ Преподобнаго Серафима до Блаженнаго о. Іоанна Кронштадтскаго. Безчисленное число еще понынѣ не прославленныхъ подвижниковъ заблистало подобно звѣздамъ на духовномъ небѣ Россіи.

Въ XIX вѣкѣ Петръ Кирѣевскій, собираетъ народныя пѣсни, настаивалъ на необходимости преданія. Съ нимъ были его единомышленники какъ Пушкинъ, Гоголь и многіе другіе. Рѣчь тогда шла объ оградительномъ націонализмѣ.

Теперь же, если по милости Божіей возможно станетъ возрожденія, все дѣланіе должно исключительно заключаться въ крѣпкомъ храненіи святоотеческаго Православія, на которомъ созидалась и зиждилась Великая Россія. Отнюдь не въ исканія новыхъ путей, а въ твердомъ пребываніи въ той вѣрѣ, въ которой жили и дѣйствовали оптинскіе старцы — эти истинные стяжатели даровъ Духа Святаго.

 

Hosted by uCoz