Славянские первоучители и возникновение первого славянского литературного языка.

Между тем осмысление механизма первых славянских переводов имеет немаловажное значение.

Здесь мы в первую очередь имеем в виду значение переводческой деятельности Кирилла и нефодия для становления первого славянского литературного языка.

Принято говорить: переводы солуньских братьев оказали большое влияние не только на формирование первого литературного языка славян, но и на его последующее развитие. Данная мысль строится на двух справедливых предположениях. Во-первых, она имеет смысл лишь при признании принципиальной возможности того, что переводчики, а не только оригинальные писатели способны участвовать в создании литературного языка. Типологические наблюдения в этом направлении принадлежат Я.Парандовскому (О значении..., 12); ему удалось показать, что в период античности и особенно средневековья, как правило, переводчики бывали создателями новых литературных языков. Во-вторых, эта мысль строится на предположении динамики между личностными (т.е. индивидуальными) инновациями в речевом произведении и их возможным вхождением в языковую систему, норму и узус. Поэтому, как удачно пишут А.Минчева и Б.Велчева, "авторская сторона влияния греческого на старославянский важна потому, что она первична в отношении генезиса: влияние греческого просачивалось в памятники посредством переводчиков, и таким образом могли явления это влияния нормализоваться и стать неотъемлемой составной частью языковой системы старославянского языка" (Анафорическое..., 215).

Важность литературного языка для культурного развития любого народа не нуждается в специальном доказательстве. О роли Кирилла и Мефодия в становлении этого языка и о связанной с данным вопросом полемике — круг относящихся сюда проблем не является основным для целей нашего исследования, хотя он и небезынтересен — по композиционным соображениям говорится в сноске3. {{11}}

Роль Кирилла и Мефодия приобретает еще большую ценность потому, что они сформировали язык не для определенного славянского народа, а для всего славянства, бывшего в современную им эпоху в языковом отношении неразделенным. Обзор мнений, призванный подтвердить справедливость изложенного взгляда, содержится в сноске4.

Важность созданного славянскими первоучителями литературного языка повышается, кроме того, и потому, что этот язык оставался литературным языком южного и восточного славянства на протяжении весьма длительного периода (вплоть по крайней мере до XVIII века). В качестве литургического языка этот язык жив до сих пор и на нем создаются новые литературные произведения. Первый славянский литературный язык в аспекте своих общеславянских характеристик в последнее время интенсивно изучается Н.И.Толстым и Р.Пиккио, большая литература посвящена также региональным изводам этого языка5.

Если мы хотим подчеркнуть аспект всеобщности литературного языка, о котором говорим, то в его мотивированном наименовании нам следовало бы употребить слово "славянский". Поскольку период существования этого языка мы не можем ограничить хронологически XI веком и текстологически "каноническими памятниками", термин "старославянский" представляется непригодным. Так как сфера употребления данного языка не ограничена ни в жанровом плане, ни тематически, непригодным является и термин "древнецерковнославянский". Тем не менее нельзя остановиться и на термине "славянский", не осложненном пояснениями, поскольку он употребляется в науке в ином значении. Думается, что для наших целей наиболее удачным является термин "древнеславянский язык", предложенный Н.И.Толстым в 1961 г. (К вопросу...) и с того времени получивший распространение; в этом термине пропускается наименование языка литературным, но тем не менее его следует считать постоянно присутствующим в скрытой форме. Этот термин никак не отражает генетического места древнеславянского языка6.{{12}}

 

Hosted by uCoz