Греческий исходный текст

Рассмотрим проблему греческого исходного текста.

Эта проблема важна уже и для того, чтобы правильно судить об объеме первой славянской книги, хотя, надо сказать, что типология греческих апракосов изучена совершенно недостаточно (Л.П.Жуковская. Юрьевское..., 75). Л.П.Жуковская совершенно права, поставив решение вопроса о том, перевели Кирилл и Мефодий первоначально праздничный или краткий апракос, в зависимости от данных греческой текстологии. Нас, однако, в значительно большей степени проблема греческого исходного Евангелия интересует не с точки зрения состава чтений, а с точки зрения разночтений.

Лингвистический анализ дошедших до нас древнейших славянских рукописей сильно затрудняется сомнением, что тот греческий текст, который приведен в критических изданиях, регистрирующих разночтения, действительно лежал в основе перевода. {{16}}

По справедливый и многократным замечаниям Л.П.Жуковской, "до нас не дошли греческие списки, с которых производились переводы соответствующих славянских текстов", а в имеющихся греческих рукописях наблюдается "великое множество разночтений, вследствие чего у исследователя славянских рукописей не может быть уверенности, что то или иное слово и выражение соответствует именно такому-то греческому, а не иному". Со ссылкой на Г.А.Воскресенского (Характеристические..., 93) исследовательница говорит о 50 000 разночтений в греческих списках Нового завета, установленных к концу XIX века. Н.Мольнар (Кальки..., 101) приводит еще более внушительную современную цифру — 200 000 разночтений при общем объеме слов новозаветного текста в 150 000.

Сказанное приводит к пессимистическому выводу: вероятность реконструкции и тем более обнаружения именно того греческого текста, которым, в процессе перевода пользовались Кирилл и Мефодий, исключительна мала. Она еще больше понижается от того, "что для нас неясно, как выглядел в деталях первоначальный текст старославянского перевода" (К.Горалек. Евангелиарии..., 293).

Тем не менее редакция греческого Евангелия, легшая в основу славянского перевода, определена. История поисков, анализа и издания греческих новозаветных рукописей, а также их основные редакции описаны Н.Мольнаром (Кальки..., 101-106), — всего выделяется четыре редакции: нейтральная, западная, александрийская и сирийская, называемая также константинопольской или лукиановской10 и представленная в textus receptus западноевропейских изданий Эльзевиров XVI-XVII веков. Эта последняя и лежит в основе славянского перевода. Имеются, правда, некоторые осложнения. Например, Й.Вайс, позицию которого мы излагаем по статье Н.Мольнара, стремился показать, что Map, Зогр имеют лукиановские четры, а в Асе и в Никольском Евангелии обнаруживаются западные и александрийские чтения (К характеристике..., 118). М.Вейнгарт полагал даже,{{17}} что Кирилл и Мефодий пользовались западной редакцией греческого Евангелия, но впоследствии их перевод подвергся правке по лукиановским кодексам. Так или иначе, лукиановская редакция — изначала или в результате правки — присутствует в древнеславянских переводах. Между прочим, от лукиановской редакции греческого текста зависят и славянская Псалтырь (Й.Вайс. Какой..., 56) и вообще славянский Ветхий Завет (И.Евсеев. Заметки..., 335). Поэтому мы пользовались греческим евангельским текстом дукиановской редакции в издании, указанном ниже.

Надо отметить, что критические издания греческих Евангелий, как правило, учитывают лишь древние источники (преимущественно лишь до VII-VIII веков), в то время как для наших задач были бы интересны помещенные в аппарате данные относительно обиходных византийских евангельских текстов IX века. Исключительно интересны также византийские евангельские тексты X и XI веков, поскольку дошедшие до нас древнеславянские памятники подвергались грецизации, о которой часто говорится в литературе вопроса, именно в это время. Мы предположили в этой связи, что современные православно-греческие евангельские тексты, предназначенные для обихода и издававшиеся, например, в Венеции (представленные, конечно, не в новогреческом переводе, а на византийской койне), могли в известной мере лучше представлять ту редакцию, которая соответствует славянскому Евангелию, чем греческие рукописи Ш-ІУ веков, положенные в основу критических изданий. Имевшееся в нашем распоряжении некритическое обиходное венецианское издание 1879 г. θεῖον καὶ ἱερὸν Εὐαγγέλιον, представляющее собой полный апракос, действительно, содержит больше совпадений с текстами славянских памятников, чем публикации критических изданий, причем ряд совпадающих со славянскими рукописями мест в аппарате этих изданий не отмечен.

Несколько дальнейших, более мелких и менее важных{{18}} замечаний относительно текстологического соотношения греческого и славянского Евангелий по композиционный воображениям вынесены в сноску 11.

 

 

Hosted by uCoz