Канонические и региональные памятники

Рассмотрим несколько вопросов, связанных с отношениями между так называемыми каноническими (или старославянскими) памятниками и памятниками региональными. Требование учитывать при определении текста перевода славянских первоучителей данные памятников с региональными чертами выдвигалось многократно и принципиально, — но не на практике, — никем не отвергается. Критика реконструкций Й.Вайса, как известно, в качестве одного из недостатков называла именно неполный охват позднейших региональных славянских Евангелий, сохраняющих, по мнению оппонентов Вайса, характеристики первоначального кирилло-мефодиевского перевода .

Разберем в этой связи показательный пример, приводимый Г.Бирнбаумом (К выделению..., 242). Чтение Мр 13,2513 οἱ ἀστέρες ἔσονται...πίπτοντες в канонических тетрах дает перевод звѣзды начьнѫтъ ... падати. В Никольском же Евангелии, памятнике сербского извода, имеем не относительно свободный, как в только что указанном случае, а грецизирующий перевод: звьзди бѹдѹть ... падающе (также и в прочих четырех рукописях региональных изводов). По справедливому мнению Бирнбаума, нельзя с определенностью решить, позднейшая правка перед нами или подлинный текст первоначального перевода. Подобных случаев довольно много, и мы часто не можем отделить возможную правку последующих веков от возможной сохранности первоначального текста. Поэтому при изучении механизмов перевода по практическим соображениям полезно ограничиться все-таки только каноническими памятниками, которые, к тому же, отвечают критерию древности и, следовательно, отделены от протографа меньшим числом списков (мы понимаем, конечно, что данный аргумент нельзя отнести к числу надежных). Сведения о {{19}} критическом анализе древнеславянского евангельского текста си. у К.Горалка (К современному ..., 257 и след.)· который разбирает взгляды Добровского, Шафарика, Горского, Новоструева Воскресенского, Сперанского, Ягича, Вондрака и Вайса.

Таким образом, не отрицая принципиальной важности славянских Евангелий региональных изводов — русского: Евангелия Архангельское, Мстиславово, Юрьевское, Галицкое; болгарского: Добромирово, Добрейшево, Боннское, Тырновское; сербского: Мирославово, Никольское, Вуканово, - не отрицая текстологического значения перечисленных памятников, мы по практическим соображениям не привлекаем их в своем анализе 14.

Нами совершенно не затрагивается вопрос соотношения перевода солуньских братьев и последующей правки (редактирования).

Хотя каждая рукопись из числа канонических представляет собой самостоятельную обработку текста, все они, как показал К.Горалек (Евангелиарии..., 293), отражают одну и ту же редакцию и безусловно восходят к рукописи Кирилла и Мефодия. Таким образом, результаты анализа этих памятников могут быть непосредственно отнесены к механизмам перевода славянских первоучителей.

Ограничив себя четырьмя каноническими древнеславянскими евангельскими текстами, мы в основу текстологической работы положили изданное И.В.Ягичем Мариинское Евангелие, поскольку там приведены основные разночтения с тремя остальными памятниками. Тем не менее нами регулярно проводилась проверка данных Ягича по самостоятельным изданиям этих памятников.

Среди них особое место с точки зрения отношения к греческому исходному тексту занимает Сав. В.Погорелов, рассматривая многочисленные пропуски в этой книге, пишет, что "являясь отуплениями от греческого оригинала, они, однако, с точки зрения конструкции славянской речи не нарушают смысла выражений обычно только упрощая их; вследствие этого можно думать, что такие пропуски лишь в редких случаях следует считать опискам и что большею частию они являлись умышленными, сознательным {{20}} изменениями текста" (Опыт..., 22). Поэтому несмотря на то, что Сав является самым старшим из канонических памятников и восходит к X веку 15, ее данные имеют значение лишь только в том случае, если они не противоречат трем остальным каноническим рукописям.

 

Hosted by uCoz