Интерпретация пословного принципа в количественном плане

До сих пор мы обсуждали преимущественно количественные аспекты переводческой работы славянских первоучителей, — было установлено, что, за некоторыми исключениями, одному слову греческого текста соответствует также одно слово славянского текста. Как, однако, следует понимать выражение "одно слово" — означает ли оно, что определенному слову греческого языка всегда соответствует столь же определенное слово славянского языка или, с другой стороны, что определенному греческому слову может соответствовать ряд славянских слов, но в тексте появляется лишь одно из них, причем всегда одно?{{47}}

Здесь, как ясно видно, обсуждается качественный аспект последнего принципа.

Ответ на заданный вопрос сводится к отрицанию взаимнооднозначной связи между греческими и славянскими словами, т.е. В альтернативной вопросе правильно второе предположение. На самом деле, например, греч. ὥρα в одной и той же Сав переводится или как врѣма (276), или как годъ (396), или как година (140а), или как часъ (140б) (семантические причины, ответственные за употребление слов година и часъ, рассмотрены А.С.Львовым в его "Очерках...", 266). В этой же памятнике θάρσει переводится или как надѣисѧ (366,37а,406), или как дрьзаи (107а), ἄξιος переводится или как наподобѫ, или как достоинъ (причем это в двух следующих одной за другой фразах на листе 376!), πλήσιος переводится или как ближнъј (56а), или как искрьнъј (566), упоминавшийся ὑποκριτής переводится или как лицемѣрь (72а), или как ипокрить (716), παρακούω имеет соответствием или ослѹшатисѧ , или небрѣжти (причем в пределах одной и той же фразы на обороте 29 листа!) и т.д. Иногда вариантность переводов оставляет впечатление даже нарочитости: в пределах краткого текста, в котором излагается известная притча о лозе, семь раз употреблен глагол μένω; в Сав три раза употреблен глагол быти и четыре раза — глагол прѣбыти (276) (прибавим к этому, что в том же памятнике данный глагол имеет перевод жити — 536). Однако особенно характерным примером многочисленности переводов одного и того же греческого слова, несомненно, является глагол βάλλω , который вместе с производными (т.е. Производными от корня -βαλ) дает в славянских евангельских текстах огромное число расходящихся переводов: метати, поврѣщи, лежати, изгнати, вълияти, изженѹти, въмѣтати, въложити, извести, сътѧзатисѧ, въврѣщи, изътъкнѹти, обълкнѹти, прошибатисѧ, въсадити, възлагати, изсыпати, сънитисѧ, приставлѧти, изѧти, пронести, сълагати, осыпати, вънъзити, изънести, вьзлияти, въдати, исъходити, одѣяти, бити, отъврьгѫти, въврьженѹ быти, приложити (так как далее эти примеры обсуждаются более подробно, {{48}} здесь мы не приводим указаний на их положение в памятниках). На многочисленность различных переводов βάλλω и его производных обратил внимание еще И.В. Ягич (История..., 333), однако его интерпретация лексемной вариативности отличается от нашей, излагаемой далее. Таким образом, одно и то же греческое слово может по-разному переводиться на славянский.

С другой же стороны, часты и противоположные случаи, т.е. случаи перевода двух разных греческих слов одним славянским. Например, молити в Сав переводит глаголы αἰτέα и ἐρωτάω (140а), народъ переводит греческие слова κλήβος (546) и ὅχλος (1326), любити — φιλέω и ἀγαπάω. Интересно заметить, что в последней случае в трех стихах (Ио 21, 14-17) два раза употреблен глагол ἀγαπάω и пять раз — глагол φιλέω, а в славянской тексте все семь раз любити (141а).
Рассмотренный материал, который можно было бы значительно увеличить, приводит к отрицанию взаимно-однозначной связи между словами при пословном принципе перевода. Следовательно, этот принцип следует понимать только в количественном плане. С одним и тем же словом греческого языка могут сочетаться различные славянские слова.
Это уточнение важно, между прочим, для правильного понимания соотношения между апракосами и тетрами в плане переводческой техники. Если показать, что техника перевода апракоса отличается от техники перевода тетра, то можно предположить, что тетр переводился вторым лицом (т.е. не Кириллом). Как дальнейший вывод можно предположить, что перевод тетра состоялся через определенный временной промежуток после перевода апракоса (например, после смерти Кирилла). Такова логика, которую, основываясь на факте вариативности в переводах греческих слов, использовал для своих выводов И.В. Ягич.

И.В. Ягич специально исследовал, как переводятся греческие слова в апракосных чтениях и как переводятся эти же слова в чтениях, входящих только в тетр. Он показал различие в переводах. Отсюда вывод: имел место второй этап славянских евангельских{{49}} переводов и переводов вторым лицом; "первоначальный евангельский перевод", по мнению Ягича, "состоявший из читавшихся текстов, был позже дополнен другим лицом" (К проблеме..., 11,55). Такова же точка зрения Вондрака, Ван-Вейка и — с модификациями — Л. Мошиньского. Эта точка зрения имела бы под собой реальную почву, если бы вариативность относилась только к соотношению апракоса и тетра. На самом же деле эта вариативность имеет место и в границах апракоса. Следовательно, она органически входит в переводческую технику первоучителей. Следовательно, она не может быть критерием при определении различных видов техники славянских переводов. Ниже мы приводим одно из чтений (Ио 14,14-17), повторяющихся в апракосе два раза. Помещается также и греческий текст. Легко увидеть, что вариативность в переводах греческих слов не приводит к нарушению пословного принципа перевода в количественном плане.

Вторая строка — чтение в субботу шестой седмицы по пятидесятнице (Сав 25а,б); третья строка — чтение на утрени страстной пятницы (первое евангелие из двенадцати (Сав 1006,101а).

1. Ἐάν аще аще 2. τι чесо что 3. αἰτήσητέ просите просите 3. ἐν τῷ ὀνόματί о имени въ имѧ 5. μου моемь мое 6. ἐγὼ азъ то 7. ποιήσω. створѫ створѫ 8. Ἐὰν аще аще 8. --- кто. --- 9. ἀγαπᾶτέ любитъ любите {{50}} 10. με, мѧ мѧ 11. --- и --- 12. τὰς ἐντολὰς заповѣди заповѣди 13. τὰς ἐμὰς моѧ моѧ 15. τηρήσετε· съблюдетъ съблюдѣте. 16. κἀ= ии 17. γὼ азъ азъ 18. ἐρωτήσω ѹмолѫ ѹмолѫ 19. τὸν πατέρα оц͡а оц͡а 20. --- --- моего 21. καὶ и и 22. ἄλλον иного иного 23. παράκλητον ѹвѣтьника параклита 24. δώσει дастъ дастъ 25. ὑμῖν вамъ вамъ 26. ἵνα да да 27. μένῃ съ вами бѫдетъ 28. μεθ΄ ὑμῶν есть съ вами 29. εἰς τὸν αἰῶνα вь вѣкъ вь вѣкы 30 τὸ πνεῦμα дх͡ъ дх͡ъ 31. τῆς ἀληθείας, истиньнъ истиньны 32. --- и--- {{51}} 33. ὃ егоже егоже 34. --- вьсь --- 35. ὁ κόσμος миръ миръ 36. οὐ не не 37. δύναται можетъ можетъ 38. λαβεῖν приѧти приѧти 39. ὅτι яко яко 40. οὐ не не 41. θεωρεῖ видѧтъ видитъ 42. αὐτὸ сего его 43. --- и --- 44. οὐδὲ не ни 45. γινώσκει разѹмѣѭтъ знаетъ 46. αὐτὸ его его 47. ὑμεῖς вы вы 48. δὲ же же 49. γινώσκετε разѹмѣете знаете 50. αὐτό, и и 51. ὅτι яко яко 52. παρ΄ ὑμῖν съ вами въ васъ 53. μένει прѣбываетъ прѣбываетъ 54. καὶ и и {{52}} 55. ἐν ὑμῖν ѹ васъ въ васъ 56. ἐστιν естъ бѫдетъ.

В текстах, дважды входящих в апракос, содержится немалое количество разночтений. Разночтения наблюдаются в области грамматики: 2. чесо, что; 4. о имени, въ имѧ ; 30.- 31. дх͡ъ истиньнъ, дх͡ь истиньнъ; 52. съ вами, въ васъ; 55. ѹ васъ, въ васъ. Разночтения наблюдаются и в области лексики: 23. ѹвѣтникъ, параклитъ; 45., 49. разѹмети, знати. Количество аналогичных примеров может быть значительно увеличено; по отношению к каноническим апракосам (Асс, Сав) подобные повторяющиеся тексты указаны О.Грюненталем (Переводческая..., 1910,3,323).

Если бы мы встали на точку зрения И.В.Ягича и следовали его логике, то мы должны были бы предположить, что и в апракосе налицо две переводческие техники и что, как дальнейший вывод, над ним работали по крайней мере два лица.

Исторических оснований для таких предположений не имеется. Напротив, источники единодушно и вполне эксплицитно усвояют Кириллу перевод всего краткого апракоса. Если даже думать, что славянские первоучители перевели так называемый праздничный апракос (см.выше стр.14), то наш пример все равно охватывается им. Праздничный апракос включал в себя чтения на субботы и воскресенья всего года и чтения на каждый день страстной и светлой седмиц; т.е. интересующее нас приведенное выше чтение в субботу шестой седмицы по пятидесятнице, как и чтение на утрени великого пятка, также рассмотренное нами, бесспорно принадлежат праздничному апракосу. Таким образом, исторических оснований для предположения о двух этапах перевода апракоса не имеется.

Ниже будет показано, что для такого предположения нет и лингвистических оснований.

Отсюда вытекает, что вариативность в переводах грамматического и лексического плана свойственна как апракосам, так и тетрам. Она входит в единую для них переводческую технику. Основываясь{{53}} на этой вариативности, мы не можем думать о двух этапах переводов.

Кстати, из теории перевода известно, что если некоторый текст предложить для перевода одному и тому же лицу (не только через достаточно большой промежуток времени, но и через малый), мы получим разные переводы16.

Таким образом, пословный принцип перевода имеет два ограничения: во-первых, он применялся только в области совпадения греческой и славянской культур (в области расхождения культур применялся поморфемный принцип перевода, а также заимствования и семантические кальки); во-вторых, пословный принцип следует понимать только в количественном смысле (он допускает вариативность славянских слов в переводах).

О причинах вариативности и о механизме выбора слов при переводе говорится в следующей главе.

 

Hosted by uCoz