О компонентном анализе

Нам уже приходилось упоминать, что при переводе по определению этого понятия слова не могут сопоставляться друг с другом произвольно. Проблема состоит в том, чтобы выявить механизм, действием которого выбираются славянские слова.

Этот механизм, как и любое другое явление, ставшее предметом научного разбирательства, можно, по всей видимости, описать рядом способов. Мы используем методику семасиологического компонентного анализа, но этот подход совсем не исключает и иных исследовательских процедур.

Сначала несколько замечаний о компонентном анализе.

Слово, как и любая другая знаковая единица языка, обладает двумя аспектами. "В плане выражения слово — лексема, в {{75}} плане содержания — семема. Под лексемой, таким образом, нужно понимать лишь звуковую оболочку слова, под семемой — его содержание" (Н.И.Толстой, Из опытов...,30; он же, Некоторые...). Семема (в системе понятий Н.И.Толстого) разделяется на семы, или дифференциальные семантические признаки; в других терминах семы называются компонентами (значения) (отсюда и наименование методики исследования — компонентный анализ).

Компонентный анализ возник по аналогии с выделением дифференциальных признаков фонем, однако аналогия эта имеет свои пределы. "Если фонология и фонетика установили нечто вроде универсального набора дифференциальных признаков..., то семасиология этого еще не сделала, и неизвестно, будет ли в состоянии сделать вообще, по той простой причине, что число семантических признаков и особенно число свойств предметов реального мира практически не исчислимо" (Н.И.Толстой, Некоторые...,355). Единой методики выделения сем в семемах, подобной выделению дифференциальных признаков в фонемах, до сих пор не предложено. Исследовательские приемы, описанные в литературе (логическое разделение, опрос информантов, "вычитание" семем и т.д.), или не являются универсальными, или не являются алгоритмическими (т.е. строгими) 5. Наиболее распространенным приемом служит как раз интуитивное выделение сем (А.К. Жолковский, И.А. Мельчук и др.6); здесь на поиск сем влияют исследовательские задачи и заранее принятый уровень абстракции, но высшим аргументом все-таки остается "языковый опыт" исследователя.

Нами ниже также практикуется интуитивный подход. Используются словари, но это не меняет дела, поскольку для лексикографов, даже настаивающих на учете контекста в выделении "значений", характерна та же процедура анализа. Удовлетворенность интуицией легко поясняет, почему далее в качестве метаязыка при описании сем был избран естественный (нестрогий) язык. Сами семы выделяются нестрого, так что их нельзя фиксировать с помощью, например, логического языка. {{76}}

В качестве метаязыка выступил современный русский литературный язык, и мы думаем, что многозначность слов возможно преодолеть перечислением ряда синонимов. Например, первая сема в семеме греческого слова ἡλικία описывается через русский метаязык как "возраст; количество лет, прожитых человеком", а вторая — как "рост; вышина; длина тела человека".

Описание сем проводится с синхронных позиций. В нашем примере генетическая связь обеих сем не вызывает сомнений,так что в принципе можно было бы объединить их и при описании отыскать некоторое абстрактное русское слово, охватывающее их двоих. Синхронный принцип запрещает подобный поступок.

И, наконец, последнее. Повсюду принимаются во внимание лишь те семы в слогах, которые интересны для наших задач, т.е. для изучаемого нами перевода. Например, ἡλικία, вообще говоря, имеет и третью сему "пора; эпоха; период; век", но эта сема в новозаветных текстах не представлена, поэтому и не принимается во внимание. Подчеркнем еще раз: в дальнейшем анализе повсюду семы в составе семем слов не приводятся исчерпывающим списком. Такой список, собственно, при интуитивном выделении сем теоретически никогда не завершен.

 

Hosted by uCoz