Случаи, противоречащие переводу по принципу общности сем

Многими авторами было замечено, что перевод целого ряда слов никак не объясняется семантическими причинами.

Например, И.В. Ягич указывает, что глагол φέρω обычно переводится приносити, и этот перевод мы имеем, например, в чтении Ио 15,16: ἐγὼ ἐξελεξάμην ὑμᾶς ... ἵνα ὑμεῖς ὑπάγητε καὶ καρπὸν φέρητε азъ вы избрахъ... да вы идете и плодъ принесете (Сав 1036). Данный перевод, однако, в словосочетании с ключевым словом плодъ является единственным; во всех прочих случаях в качестве зависимого слова выступает творити или сътворити: πᾶν κλῆμα...μὴ φέρον {{108}} καρπόν, αἴρει αὐτό всакѫ розгѫ не творѧщю о мнѣ плода изъметъ ѭ. (Ио 15,2; Сав 102а); τὸ κλῆμα οὐ δύναται καρπὸν φέρειν розга не можетъ плода ст͡ворити о себѣ (Ио 15,4; Сав 102б); φέρει καρπὸν πολύν творити плодъ мьногъ (Ио15,5; Сав 1026); ἵνα καρπὸν πολὺν φέρητε да плодъ многъ ст͡ворите (Ио 15,8; Сав 103а). Между прочим, и сложный греческий глагол переводится так жѳ: καὶ καρποφοροῦσιν ἐν ὑπομονῇ и плодъ творѧтъ вь тръпѣнии (Лк 8,15; Сав 4-96). Ягич недоумевает по поводу установленного несовпадения семантики глаголов φέρω и творити : "К нашему удивлению, переводчику не нравилось сочетание плодъ принесете (Ио 15,16) и он предпочитал употреблять глаголы творити в сътворити" (К проблеме..., 121). Он не выдвигает никаких гипотез, которые бы относились к данному случаю.

Такие гипотезы предложены другими авторами. В частности, В. Погорелов (Опыт...) объяснял этот случай и подобные ему влиянием латыни. Известным примером толкования такого рода служитъ анализ фразы не вьведи насъ въ напасть (Мф 6,13; Сав 726; Лк 11, 4; Сав 123а), переводящей греческий текст μὴ εἰσενέγκῃς ἡμᾶς εἰς πειρασμόν, в котором употреблен (в форме аориста) глагол φέρω. Корню -φερ-в славянском регулярно соответствует корень -нес-, а корень -вед-/-вес- соответствует корню -αγ-. Поэтому следовало бы ожидать перевода*не вьнеси насъ въ напасть. В латинском же переводе можно найти точное соответствие славянскому. С другой стороны, известно, что до прихода в Моравию славянских первоучителей там работали католические миссионеры, которые могли перевеси: на славянский основные молитвы, в том числе и "Отче наш". Отсюда легко сделать вывод о том, что особенность перевода объясняется латинским источником. Концепции ученых, придерживавшихся этого взгляда, проанализированы Д. Хантли (Является ли...).

Ниже предпринимается попытка показать возможность несколько иного объяснения тех переводов, которые не обусловлены семантическими причинами.{{109}}

 

Hosted by uCoz