Дальнейший славянский материал

Славянский материал одним глаголом βάλλω , конечно, не исчерпывается 4.{{120}}

Переводы по принципу дополнительности словосочетаний указаны И.В. Ягичем: абие исѧкнѫ источникъ кръве ѥѩ (Мр б, 29), хотя греческий глагол ξηραίνω дает основание только для перевода ѹсъхнѫти; оста въ галилеи (Ио 7,9; так же: Ио 19, 31) ( греческий глагол μἐνω дает перевода быти, прѣбывати и редко жити), ἅγω обычно переводится как вести или привести, но в непереходном употреблении ἅγομεν имеем идѣмъ (ср. также: τρίτην ἡμἐραν ἅγει третий дьнь иматъ, Лк 24, 21); φέρω обычно переводится приносити, но в Мф 17,1 привѣдете (К проблеме..., 69, 96, 103, 121).

Приведем несколько дополнительных наблюдений. Λαμβάνω, как правило, переводится възѧти, приимати; в чтении Лк 5, 26 καὶ ἔκστασις ἔλαβεν ἅπαντας имеем: и исплънишѧсѧ страха (Сав 48б). Δίδωμι переводится дати; в 9-м стихе 19-й главы от Иоанна наблюдаем: ὁ δὲ Ἰησοῦς ἀπόκρισιν οὐκ ἔδωκεν αὐτῷ ис͡ же отъвѣта на ст͡вори емѹ (Сав 1146). Φανερόν обычно переводится явити; ср.: Ἐφανέρωσά σου τὸ ὄνομα τοῖς ἀνθρώποις съказахъ имѧ твое чл͡комъ (Ио 17, 6; Сав 26а). Κοιμάω регулярно переводится как лежати; σώματα τῶν κεκοιμημένων ἁγίων тѣлеса почиваѭщихъ ст͡ыхъ (Мф 27, 52; Сав 120а); ср. также: ἡμῶν κοιμωμένων намъ съпѧщемъ (Мф 28, 13; Сав І22а). Πληρόω, как правило, имеет в качестве перевода испльнити (так, например, в Ио 16, 24; Сав 106а; Ио 16, 6; Сав 105а, Лк 2, 6; Сав 187б, Лк 2, 40; Сав 141а); ср.: ἵνα πληρωθῇ τὸ ῥηθὲν διὰ Ἠσαΐου да събѫдетъсѧ реченое исаиемь пр͡омъ (Мф 4, 14; Сав 1496), ὅπως πληρωθῇ τὸ ῥηθὲν да съконьчаетъсѧ реченое (Мф 8, 17; Сав 34б), ἵνα πληρωθῇ ὁ λόγος да събѫдетъсѧ слово (Ио 18, 9; Сав 109б). Ср. прочие своеобразные зависимые слова (приводим без комментария): καὶ ἐξῆλθεν ἡ φήμη и промьчесѧ вѣсть (Мф 9, 26; Сав 37a) Καὶ διεφημίσθη ὁ λόγος οὗτος παρὰ Ἰουδαίοις и промьчесѧ слово се въ июдеихъ (Мф 28, 15; Сав 122а); καὶ εἰς πῦρ αὐτὸν ἔβαλεν καὶ εἰς ὕδατα ἵνα ἀπολέσῃ αὐτόν и въ огнь въврьже и въ водѫ да и бы потопилъ (Мр 9, 22; Сав 70б). Интересны "переводы" глагола φωνέω: обычно бывает глашати, зъвати; {{121}} сp.: πρὶν ἀλέκτορα φωνῆσαι прѣжде даже кѹръ не възгласитъ (Мф 26, ЗА; Сав 95а); καὶ εὐθέως ἀλέκτωρ ἐφώνησεν и абие кѹръ вьспѣ (Ио 18, 27; Сав 111а); τὸν Λάζαρον ἐφώνησεν ἐκ τοῦ μνημείου възъва лазора отъ гроба (Ио 12, 17; Сав 86а).

Число подтверждающих примеров можно было бы значительно увеличить.

Сюда, между прочим, относится и перевод сочетания καρὸν φέρητε не как плодъ принесете, а как плодъ ст͡ворите. Сюда же относится и перевод μἠ εἰσενέγκῃς ἡμᾶς εἰς πειρασμόν не как не вьнеси насъ въ напасть, а как не въведи насъ въ напасть. Оба случая мы упоминали выше и указывали на научную дискуссию, связанную с ними. Независимость глаголов створите и въведи от греческих исходных слов объясняется не латинским влиянием (как думал Погорелов) и не какими-либо прочими внешнеязыковыми причинами, а внутренними закономерностями славянской языковой нормы. Комментировавший это место Д. Хантли, использовавший, правда, другую систему доказательств, справедливо пишет: "в славянском, как и в латыни, как и, между прочим, в английском, люди предпочитают быть вводимыми в искушение, а не быть вносимыми, как в греческом" (Является ли..., 435). Таким образом, перед нами не латинизм в славянском тексте, а случайное совпадение, обусловленное спецификой словосочетаний в обоих языках5.

Выбор зависимых слов по принципу дополнительности словосочетания — распространенное явление в первых славянских переводах.

***

Зависимые слова могут вступать между собой в синонимические отношения (речь идет преимущественно о контекстуальных синонимах) и по этой причине заменять друг друга. Процедура синонимической замены здесь не отличается принципиально от замены ключевых слов; последняя подробно описана во второй главе, поэтому далее об этой мы не говорим. Материал, подтверждающий сказанное, частично приводился вше, — со жребии сочетаются врѣщи, мѣтати, с окоизѧти {{122}} и изтъкнѫти; с наслѣдъникьизгнати, изврѣщи и извести; с афедронъисходити и изьвръгатисѧ; с тьмьница ~ въсадити и въврѣщи; с реченоесъбѫдетсѧ и съконьчаетъсѧ ; с кѹръвъзгласити и вьспьти и т.д. Речь повсюду идет о вариативности в пределах одного и того памятника.

Интересным примером в данном отношении является перевод фразы  διασκορπισθήσονται τὰ πρόβατα (Мф 26, 31). В Map и Зогр имеем: разидѫтъсѧ овьча. Эта фраза представляет собой ветхозаветную цитату (из Захарии 13,7), которая у синоптиков повторяется слово в слово; в частности, тот же греческий текст приведен в Мр 14,27. В тех же Map и Зогр здесь значится другой перевод: разбѣгнѫтъсѧ овьча6. Ясно, что никакими причинами, кроме свободного контекстуального варьирования зависимых слов, данный случай объяснить нельзя. Понятно, что при варьировании зависимых слов в одних и тех же памятниках нельзя говорить ни о редакционной правке, ни о работе двух разных лиц; невозможно и разделение (по Ягичу) первичных и вторичных слов. Принципиальная возможность свободного контекстуального варьирования (подобно тому, как это уже было показано по отношению к ключевым слогам) не позволяет выяснить, какое слого из числа вариантов есть принадлежность первоначального перевода. Это верно и в связи с вариантами в разных памятниках. Например, βάλε σεαντόν (Мф 4,6) в Асс, Сав, Остр дает в переводе връзисѧ и только в одном Зогр — пѹсти себе. Какой вариант более древний, мы не беремся сказать. Заметим, однако, — хотя нам уже приходилось об этом говорить, — что свободное варьирование контекстуальных синонимов (как в ключевых, так и в зависимых словах) не предполагает переводческой деятельности ряда лиц.

 

Hosted by uCoz