О механизме производства речи при билингвизме

Подведем итоги теоретическим положениям, высказанным в разделе Б настоящей главы.

Языковые модели, устанавливаемые НС-анализом, психически реальны и отражают (объективируют 21) принципы функционирования речевого механизма. Модель состоит из элементов и порядка следования (этих элементов). Элементами модели являются детерминируемые классы низших языковых единиц. Модель детерминирует только релевантные грамемы; все прочие грамматические, лексические, фонологические, понятийные и дальнейшие характеристики языковых единиц, входящих в детерминируемый класс, могут быть самыми разнообразными. Нерелевантной оказывается и языковая принадлежность единиц, входящих в класс; в этом кроется принципиальная возможность возникновения межъязыковых классов{{158}} языковых единиц. Принципиальная возможность существования межъязыковых классов заключена также в универсалиях содержания синтаксиса и морфологии.

Например, модель, представленная на русско-немецкой схеме в узлах 1,2,4, детерминирует, чтобы в узле 4 были выражены грамемы имени, множественного числа и именительного падежа. Ничего большего модель в данном элементе не определяет. Эта модель не определяет и языковой принадлежности имени во множественном числе и именительном падеже. Так как указанные грамемы в равной степени свойственны немецкому и русскому языкам, билингв может с одинаковым успехом употребить здесь местоимения "мы" и "wir ", существительные "люди" и " Leute " и т.д. В пользу действительного существования межъязыковых классов и общих моделей говорят многочисленные примеры так называемой смешанной речи. Во фразе "Leichte Entlastung наступает после десяти утра, это уже не часы пик", произведенной изучающим русский язык немцем, грамемы имени, единственного числа и именительного падежа выражены немецким словосочетанием. Тем не менее эти грамемы вполне отождествляются грамеман руского языка, так как глагол согласуется с именем без всяких препятствий; подчеркиваем: русский глагол согласуется с немецким именем. Это означает, что русские и немецкие имена у билингва входят в один и тот же грамматический класс.

Таким образом, билингв, т.е. лицо, владеющее двумя языками, строит свою речь на том или другом языке, используя, во-первых, общие модели и, во-вторых, частные модели. Языковая принадлежность общих моделей принципиально не устанавливается; если сказать то же самое в противоположной форме, то общие модели принадлежат как языку А, так и языку Б. Частные модели принадлежат или языку А, или языку Б. Есть основания полагать, что общие языковые модели у изучающего второй язык не создаются заново, а переносятся из первичного (родного) языка (Е.М. Верещагин, Вопросы..., 61-62); следовательно, вторичный речевой механизм не функционирует отдельно от первичного. Речь на{{159}} языке А и речь на языке Б в каких-то аспектах обеспечивается общим речевым механизмом. Поэтому в качестве суммы мы могли бы наглядности ради (несколько поступившись строгостью анализа) сказать: у билингва больше, чем один речевой механизм, но меньше, чем два.

 

Hosted by uCoz