Применение теоретических выводов к славянскому материалу

Теперь попытаемся применить общелингвистические и психолингвистнческне данные к нашему славянскому материалу.

Первая модель, использования на наших схемах 1 и 2 (см. стр. 148), представлена в узлах 1,2,8; при лексическом наполнении она в греческом тексте дала Ἱησοῦς εἶδεν, а в славянском исѹсъ видѣ. Эта модель должна быть объявлена общей для обоих языков, так как модель с субъектом на первом месте в именительном падеже и предикатом глаголом на втором отыскивается в описаниях и греческого языка, и славянского.

Вторая модель, охватываащая узлы 2,3,9, которая дает тексты εἶδεν Σίμωνα  и видѣ симона, также является общей — модель сочетания глагола с прямым дополнением отыскивается в описаниях как греческого, так и славянского языков.

---

Третья модель (узлы 8,4,5,29)— это еще одна общая для двух языков модель. Это копулятивная трехместная модель с использованием союза καὶ и и (копулятивный союз считается за отдельное слово — см. выше стр. 39 ), в равной мере свойственная и греческому, и славянскому языкам.

Если продолжить подобный анализ, то легко прийти к выводу, что четвертая модель (узлы 4,6,10), пятая (5,7,13), шестая (6,11,12), седьмая (7,14,15), т.е. что все перечисленные модели, также являются общими, свойственными двум языкам.

Разительное совпадение синтаксических структур греческого и славянского текстов объясняется поэтому не воздействием одного языка на другой, не синтаксическим калькированием, а тем важным психолингвистическим фактом, согласно которому при двуязычии некоторые языковые модели обеспечивают производство речи на двух языках. {{160}}

Ряд грамем оказался также общим для греческого и славянского языков, например грамемы имени, грамемы падежа, грамемы глагола, грамемы времени, числа, залога, наклонения, рода и т.д. Важно заметить, что отождествление грамем, выражаемых моделями равных языков, действительно имеет место в речевых механизмах; в противном случае согласования типа "Leichte Entlastung наступает..." были бы логически невозможными. Нас не интересует способ такого отождествления (сознательный или бессознательный); мы, однако, подчеркиваем, что такое отождествление принципиально имеет место.

Таким образом, общие теоретические вывода лингвистического и психолингвистического характера, рассмотренные ранее, на наш взгляд, могут удовлетворительно объяснить полное совпадение синтаксических структур исходного греческого и результирующего славянского текстов.

 

Hosted by uCoz