Кирилл и Мефодий как носители греческого языка

Думается, однако, что здесь уместно упомянуть и о том, что, вопреки суждениям Погорелова, Кирилл и Мефодий хорошо владели не только славянским, но и греческим языком. Нами было проведено специальное исследование, подтверждающее высказанную мысль. Не приводя его полностью ( см.: К вопросу ... ), кратко изложим систему доказательства.

В канонических евангельских текстах содержится ряд заимствований из греческого. В некоторых заимствованных словах встречаются буквы, не употребляющиеся в словах славянских, например, буквы ѳ и у ("ижица"). Если внимательно рассмотреть греческие по происхождению слова с этими буквами, то обнаруживается, что большинство из них имеет варианты, когда ѳ заменяется на т и у - на ѹ или и. Ср.: Ἀριμαθαία аримаѳея и ариматея; Βηθφνία виѳания и витания; Βηθεσδά виѳезда и витезда; Βηθλεέμ виѳлеемъ и витлеемъ; βηθσαϊδά виѳсаида и витсаида; Γαββαθᾶ гавваѳа и гаввата; Φεθσημανῆ геѳсимани и гетсимани; Γολγοθᾶ голгоѳа и голгота; Λιθόστρωτος лиѳостротъ и литостротъ; Μάρφα марѳа и марта; Ναθαναήλ наѳанаиль и натанаилъ; Σαβαχθανί савахѳани и савахтани; Θομᾶς ѳома и тома. ср. также ἀρχισυνάγωγος архисунагогъ и архисѹнагогъ; βύσσος вуссонтъ и вѹссонъ; γαζοφυλάκιον газофулакия, газофилакия и газофѹлакия; σμύρνα змурна и змирна; ἐπενδύτης епендутъ и епендитъ; Κυρηναῖος куринеискъ и киринеискъ; Μωϋσῆς мѹси и моиси; μύρον муро и миро; πορφύρα порфура и порфира; συκομορέα{{175}} сукомория и сѹкомория ; συμεών сумеонъ и съмеонъ; Συπία сурия, и сѹрия; Συροφοινίκισσα сурофуникисса и сурофоникисса; Συχάρ сухарь и сѹхарь; Τύρος туръ и тѹръ; χλαμύς хламуда и хламида; ὑποκριτής упокритъ, ипокритъ и ѹпокритъ. Ссылки на помещение того или иного варианта в памятниках, на их частотность и место в евангельских текстах содержатся в упоминавшейся нашей работе ( К вопросу ... , 54-57).

В этой же работе далее показывается, что отмеченная вариантивность является результатом бытования славянского евангельского текста в монолингвистической языковой среде; в протографе такой вариативности не было, и славянские первоучители регулярно употребляли ѳ и у в соответствии с греческими оригиналами. Поскольку греческие θ и υ в кирилло-мефодиевскую эпоху обозначали звукотипы (фонемы), отличные от звукотипов славянского языка, логично предположить, что ѳ и у были включены в славянский алфавит для записи греческих звукотипов (в славянских словах эти буквы, как мы говорили, не нашли применения). Следовательно, в индивидуальном произношении славянских первоучителей в славянском тексте некоторые (греческие по происхождению) слова не были адаптированы полностью и сохраняли греческие звукотипы. Такие слова были нами противопоставлены заимствованиям и названы использованиями.

Дальнейшим этапом исследования явились поиски того типа владения двумя языками, при котором наблюдаются использования. Как оказалось, использования свойственны только так называемому координативному билингвизму (Е.М.Верещагин, Психологическая ... , 49 и след.). т.е. высшей степени владения двумя языками; для подтверждения этой общей контактологической закономерности применительно к конкретному славянскому материалу был проведен специальный эксперимент, построенный на принципе аналогии (К вопросу ... , 50-51). Полученные данные привели автора исследования к убеждению, что по отношению к Кириллу и Мефодию следует говорить о{{176}} совершенной владении греческим языком.

Мы, таким образом, не согласны с общим выводом Погорелова; мы не согласны, кроме того, и с его частным аргументом, что славянские первоучители "имели полную возможность выразить греческое произношение", но "совершенно явно" старались "передать именно славянское их произношение" (формы ... , 26; полная цитата была приведена несколько выше); по нашему мнению, введя дополнительные (излишние с точки зрения славянской фонетической системы) буквы, первоучители действительно получили возможность записать греческое произношение использований, что они и сделали.

В пользу хорошего владения греческим говорят и исторические источники. Действительно, без такого предположения трудно объяснить единодушные свидетельства житейной литературы о том, что Кирилл Философ и Мефодий были высокообразованными византийскими мужами. Кирилл, обучавшийся в Магнаурской школе в Царь-граде, мог быть, как известно, непосредственным учеником высокообразованнейшего ученого и тонкого ритора патриарха Фотия. Если мы не предположим хорошего владения греческим языком, то мы должны отрицать свидетельство пространного жития Кирилла о его прении с низложенным патриархом Иоанном Грамматиком, мы должны отрицать его богословскую подготовку, мы должны отрицать его многочисленные миссионерские успехи, мы должны отрицать его авторство в создании канона Клименту и т.д.

Следовательно, и лингвистические, и исторические данные указывают на совершенное владение Кириллом и Мефодием греческим языком.

Этот факт, конечно, никак не отражается на том, что они одновременно совершенно владели и славянским языком.

 

Hosted by uCoz