11. «Макро-красный» и «grue»

В тех языках, где есть только три основных цветообозначения, возникает также противопоставление «цветных» (хроматических) зрительных ощущений и «не-цветных» (ахроматических). Как правило, «цветной» цвет имеет фокус на «красном», который стал для человека наиболее значимым (Bornstein et al. 1976). В то же время это «теплый» цвет, т. е. такой, который противопоставлен не только светлым и темным цветам, но светлым с одной стороны, и темным-холодным, или тускло-холодным, — с другой (ср. Кау, McDaniel 1978:640). Это значит в действительности, что «макро-красный», хоть и фокусируется на красном, включает в себя не только красный, но также желтый и оранжевый, и что он ассоциируется с «яркостью».

Что могло бы стать концептуальным аналогом цветовой категории, которую интуитивно называют «теплым цветом» и которая имеет следующие свойства: этот цвет — живой (цветной), бросается в глаза и днем, и ночью (и поэтому воспринимается как наиболее отличный и от «светлых», и от «темных» цветов), яркий (светящийся), имеет фокус на красном, но включат в себя также желтый и оранжевый?

273


Ответ кажется ясным: рассматриваемый концепт должен иметь в качестве точки референциальной отнесенности огонь. Это приводит нас к следующему типу толкования:

X 'макро-красный'
предметы, подобные Х-у, легко увидеть
(то есть можно увидеть предметы, подобные Х-у, тогда, когда другие предметы увидеть нельзя)
когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать об огне
в некоторые моменты, когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать о солнце

Двигаясь от «макро-красных» к следующей ступени процесса эволюции, мы замечаем, что «во многих языках мира есть одно из основных имен цвета, которое означает grue» (Kay, McDaniel 1978: 630). Но что значит grue?

Для многих пишущих на данную тему первый (и часто последний) ответ, который приходит в голову, состоит в том, что grue значит «холодный». Но туманные метафоры, вроде «холодный», не дают удовлетворительного объяснения значения, хотя и намекают на него. Мы, таким образом, должны задать следующий вопрос: а что значит «холодный»?. Раз задан этот вопрос, ответ найти нетрудно: «холодный» (в применении к цветам) значит, по преимуществу, «нетеплый», и, поскольку «теплый» имеет смысл только как непрямая ссылка на огонь и/или солнце, то «холодный» должен обозначать цвет, который — будучи даже ярким и хорошо заметным («цветным») — не наводит на мысль об огне или солнце.

Но это еще не все. Наиболее удивительная черта grue состоит в том, что, хотя он распространяется и на синие, и на зеленые предметы, «фокусные образцы grue часто оказываются двузначными, так как их выбирают и из фокусной синей, и из фокусной зеленой зон. Но grue никогда не оказывается в промежуточной сине-зеленой зоне» (Kay, McDaniel, 1978:630). Это чрезвычайно интригующее открытие, которое требует объяснения. Кей и Мак-Даниэл полагают, что у них оно имеется: «То, что в качестве фокуса нельзя выбрать точки в промежуточной зоне, служит сильным свидетельством в пользу того, что эти цвета имеют низкие значения в смысле вероятности оказаться цветами grue и что структура включения в зону grue должна анализироваться как размытое множество» (там же).

Но как «анализ размытого множества» может объяснить тот факт, что «лучший» образец grue (то есть «холодного» цвета) выбирается либо из фокусного синего, либо из фо-

274


кусного зеленого, в то время как «лучший» образец «макрокрасного» (то есть «теплого» цвета) не является так же бифокальным и всегда фокусируется на «красном»? Конечно, можно СМОДЕЛИРОВАТЬ бифокальную структуру цвета grue в терминах «анализа размытого множества», но я не вижу, как это можно таким способом ОБЪЯСНИТЬ.

Мне кажется, что и бифокальный характер grue, и «однофокусный» характер «макро-красного» могут быть объяснены на основании гипотезы о том, что grue в некотором смысле определяется отрицательно как «не-теплый» цвет, в то время как «макро-красный» определяется положительно как «теплый». Концепт «теплого» цвета соотносится с моделью позитивного опыта: с огнем. Концепт «не-теплого» цвета определяется как противочлен этой модели. И только в добавление к этому контрастивному ядру рассматриваются две позитивные модели: это, безусловно, небо и растительность. Возможно, следует предположить, что grue имеет в качестве положительной точки референции естественные «водные пространства», то есть озера, реки и моря, которые могут казаться синими, зелеными или сине-зелеными. Это, однако, не объясняет бифокального характера цветов grue; в то время как гипотеза о том, что концептуализация этих цветов предполагает референцию с небом и растительностью, это объясняет.

Эти соображения привели нас к следующему толкованию grue (как они понимаются информантами, для которых его фокус находится, скорее, в синей, чем в зеленой зоне):

X 'grue (синий)'
(a) когда люди видят некоторые предметы, они могут подумать об огне
X не такой
(b) когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать о небе
(c) в некоторых местах есть вещи, которые растут на земле иногда,
когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать об этом

Для тех, у кого зеленый, скорее, чем синий, служит лучшим образцом grue, следует поставить компоненты, относящиеся к небу, после компонентов, относящихся к растительности, и включить слово «иногда» в компонент, относящийся к небу:

X'grue (зеленый)'
(а) когда люди видят некоторые предметы, они могут подумать об огне
X не такой

275


(b) в некоторых местах предметы растут на земле
когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать об этом
(c) иногда, когда люди видят предметы, подобные Х-у, они могут подумать о небе

Следует заметить, что для «макро-красного» тоже были выделены две положительные точки референции: это огонь и солнце; но связь между этими двумя моделями отлична от той, которая имеется между небом и растительностью. Во-первых, можно предположить, что огонь визуально более значим, чем солнце, в то время как небо и растительность, предположительно, имеют одинаковый уровень значимости. Во-вторых, огонь сам по себе может казаться желтым, оранжевым и красным, и поэтому он не противопоставлен солнцу как что-то не-желтое чему-то желтому. И по цвету, и по свечению огонь может служить единой моделью всех «макрокрасных» цветов, несмотря на то, что его фокус приходится, скорее, на красный цвет, чем на оранжевый или желтый. Но ни небо, ни растительность не могут рассматриваться как единая модель всех вариантов grue. Поэтому grue — бифокальный, а «макро-красный» — однофокусный. Но grue может быть бифокальным также и потому, что рассматриваемая категория организуется различными способами: в связи с ее «холодным», «не-теплым», характером, то есть, грубо говоря, в связи с отсутствием «ассоциации с огнем». И с другой стороны, «макро-красные» цвета (которые как категория возникли раньше цветов grue) не определяются в оппозиции к grue, т. е. соответствующая им концептуализация не строится на понятии «не-холодные» цвета. Они, скорее, определяются на основе референции с единой положительной моделью — с огнем. Есть и вторая позитивная модель (солнце), которая играет второстепенную роль и которая в любом случае может рассматриваться как подобная первой в терминах двух позитивных свойств: заметности (способности сразу бросаться в глаза) и тепла. И наоборот, две модели для свойства «grue-ности» могут быть объединены только на негативной основе как отличные от «теплых цветов», то есть от «огненных» и «солнечных» «макро-красных».

 

Hosted by uCoz